Новая статья на форуме - “Опасность высокомерия и запретность этого порочного качества” Просим Всевышнего Аллаха избавить нас от такого порочного качества, как высокомерие и наделить нас скромностью и смиренностью!

Имам аз-Зухри

Ответить
Аватара пользователя
ФАРУК
Сообщения: 2270
Зарегистрирован: 08 авг 2008, 22:44
Откуда: http://hadis.info/
Контактная информация:

Имам аз-Зухри

Сообщение ФАРУК » 16 июн 2012, 22:32

С именем Аллаха Милостивого, Милосердного!
Биография имама аз-Зухри - Мухаммада ибн Муслима ибн ‘Убайдуллах, хадисы которого приводятся во всех сборниках Сунны
Из книги имама аз-Захаби «Сияр а’лям ан-нубаляъ».

Его звали Мухаммад ибн Муслим ибн ‘Убайдуллах ибн Шихаб ибн ‘Абдуллах ибн аль-Харис ибн Зухра ибн Киляб ибн Мурра ибн Ка‘б ибн Лу’ай ибн Галиб.
Имам, выдающийся человек, хафиз своего времени, Абу Бакр аль-Кураши аз-Зухри аль-Мадини — житель Шама.

Он передал хадисы от Ибн ‘Умара, небольшое количество сообщений от Джабира ибн ‘Абдуллаха и, вероятно, что он слышал их непосредственно от них, и что он видел Абу Хурайру и других, так как по словам Духайма и Ахмада ибн Салиха, он родился в 50-м году. Согласно же тому, что сказал Халифа ибн Хаййат, — в 51-м г. х.

‘Анбаса передал: „Рассказал нам Юнус ибн Язид, что Ибн Шихаб сказал: „Я приехал к Марвану, будучи совершеннолетним“». Это соответствует сказанному выше, но это отверг Яхйа ибн Букайр, который сказал: «Он родился в 56-м г. х.».

Когда Я’куб аль-Фасави сказал ему, что они говорят, что он приехал к Марвану, он сказал: «Это неправда! Он отправился к ‘Абдуль-Малику ибн Марвану, и ‘Анбаса не был способным для записывания хадисов».

Ахмад аль-‘Иджли сказал: «Ибн Шихаб слышал от Ибн ‘Умара три хадиса».

‘Абду-р-Раззакъ сказал: «Сообщил нам Ма‘мар, который сказал: „аз-Зухри слышал от Ибн ‘Умара два хадиса“».

Я (Захаби) говорю: «Он передавал хадисы от Сахля ибн Са‘да, Анаса ибн Малика, которого он встретил в Дамаске, ас-Саиба ибн Язида, ‘Абдуллы ибн Са‘ляба ибн Суайра, Мухаммада ибн Раби‘а,Са‘ида ибн аль-Мусаййиба, с которым он находился в течение восьми лет и изучал фикх, ‘Али ибн Хусейна, ‘Урвы ибн аз-Зубайра, Абу Идриса аль-Хауляни, ‘Абдуль-Малика ибн Марвана, Салима ибн ‘Абдуллы, Мухаммада ибн Джубайр ибн Мут‘има, Мухаммада ибн Ну‘ман ибн Башира и других. Его хадисы от Рафи‘а ибн Хадиджа и ‘Убады ибн ас-Самита являются отосланными (мурсаль). Их приводит ан-Насаи. Также у него есть хадис от Абу Хурайры (в „Джами“ ат-Тирмизи)».

‘Абду-р-Раззак сказал: «Сообщил нам Ма‘мар от аз-Зухри, который сказал: „‘Абдуль-Малик ибн Марван написал аль-Хаджаджу: „Следуй за Ибн ‘Умаром при совершении обрядов хаджа“.

И он отправил к нему (Ибн ‘Умару, человека) в день ‘Арафата: „Когда собираешься двигаться, то сообщи нам“.

(Аз-Зухри) сказал: „И пришел Ибн ‘Умар со своим сыном Салимом, а я находился с ними, когда солнце прошло зенит, и он спрашивал: „Что его (аль-Хаджаджа) задерживает?“ И вскоре вышел Хаджадж и сказал: „Повелитель правоверных написал мне, чтобы я следовал за тобой и учился у тебя обрядам хаджа“. Он сказал: „Если хочешь поступить в соответствии с Сунной, то укороти хутбу и молитву“.

Аз-Зухри сказал: „В тот день я постился и натерпелся из-за сильной жары“».

От него передавали хадисы ‘Ата ибн Абу Рабах, который был старше него, ‘Умар ибн ‘Абдуль-‘Азиз, который умер раньше него на двадцать с лишним лет, ‘Амр ибн Динар, ‘Амр ибн Шу‘айб, Катада ибн Ди‘ама…, Аййуб ас-Сахтияни, Яхйа ибн Са‘ид аль-Ансари, Ибн Джурайдж, Ма‘мар ибн Рашид, аль-Ауза‘и, Малик ибн Анас, аль-Лейс ибн Са‘д, Ибн Исхак, Суфьян ибн ‘Уейна и другие.

‘Али ибн Мадини сказал: «Он передал около двух тысяч хадисов».

Абу Дауд сказал: «Он передал две тысячи двести хадисов, половина из которых, имеют целые непорванные цепочки».

Абу Салих сообщил, что Лейс ибн Са‘д сказал: «Я никогда не видел учёного более знающего, чем Ибн Шихаб. Когда он рассказывал о побуждении к одобряемому (шариатом), мы подумали, что он хорошо знает именно это. Когда он рассказывал об арабах и родословной, мы сказали, что он хорошо разбирается именно в этом, а если он рассказывал о Коране и Сунне, то это и была его стихия!»

Аль-Лейс сказал: «Ибн Шихаб прибыл к ‘Абдуль-Малику в 82-м г. х.»

‘Абдуль-‘Аля ибн ‘Абдуллах ибн Фаруа сообщил, что Ибн Шихаб сказал: «Во времена смуты при ‘Абдуль-Малике, жителей Медины постигла нужда, которая охватила всех. Мне показалось, что меня и моих домочадцев постигло то, что не постигло никого другого, и я подумал: „Кто бы помог мне выйти из этой ситуации?“ И я сказал (себе): „Поистине, пропитание в руках Аллаха!„ Тогда я отправился в Шам и утром пришел в мечеть, где присел к самому большому собранию, которое увидел. Когда мы находились в подобном положении, к нам прибыл посланец ‘Абдуль-Малика и сказал о том, что ‘Абдуль-Малик зачислил меня в списки (тех, кому будет оказана помощь)».

Абу аз-Зинад сказал: «Мы обходили ученых вместе с аз-Зухри, у которого были доски и свитки (для письменности), куда он записывал все, что слышал».

Ибн Абу Зиб сказал: «Материальное состояние Ибн Шихаба аз-Зухри было тяжелым и его угнетал долг, из-за чего он отправился в Шам, где встречался с Кабисой ибн Зуайб».

Ибн Шихаб сказал: «Однажды вечером, когда мы с Кабисой сидели и беседовали, прибыл посланец ‘Абдуль-Малика, который сначала подошел к нему, а потом вернулся к нам и сказал: „Кто из вас знает о судебных решениях ‘Умара, да будет доволен им Аллах, относительно невольниц, которые родили детей от своего хозяина?“ Я сказал: „Я знаю!“ Тот сказал: „Пошли тогда со мной!“

И он привел меня к ‘Абдуль-Малику ибн Марвану, который сидел на подушке и держал в руках тонкую палочку. Он был в рубашке и закутан в легкое покрывало, перед ним стоял светильник. Когда же я обратился к нему с приветствием, он спросил: „Кто ты?“

И я рассказал ему о своей родословной, а он сказал: „Твой отец же разжигал смуту!“ Я сказал: „О, повелитель правоверных, да простит Аллах то, что было раньше!“

Тогда он сказал: „Садись!“ И я сел, а он сказал: „Ты читаешь Коран?“ Я ответил: „Да“.

Он спросил: „Что ты скажешь о женщине, которая оставила после себя мужа и родителей?“ Я ответил: „Её мужу полагается половина, её матери — шестая часть, а её отцу то, что осталось“.

Он сказал: „Вообще-то ты сказал правду, но ошибся в тексте, так как её матери полагается третья часть из того, что осталось, а отцу то, что осталось. Расскажи, на чем ты основываешься?“ Я сказал: „Рассказал мне Са‘ид ибн аль-Мусаййиб...“, — и я передал ему о решении ‘Умара относительно невольниц, родивших детей от своего хозяина“.

‘Абдуль-Малик сказал: „Мне то же самое рассказывал Са‘ид“. Я сказал: „О, правитель правоверных, заплати за меня долг!?“ Он сказал: „Хорошо!“ Я попросил: „Зачисли меня в списки нуждающихся?“ Он ответил: „Нет, клянусь Аллахом, мы не объединим это[1] ни для кого!“ (Ибн Шихаб) сказал: „И я приготовился к отъезду в Медину“».

Рассказал нам ‘Абду-р-Рахман ибн ‘Абдуль-‘Азиз, который сказал: «Я слышал, аз-Зухри говорил: „Я вырос бедняком и не был включен в списки тех, кто получал закят. И я изучал родословную своего племени от ‘Абдуллы ибн Салябы ибн Суара, который был знающим в этой области и был сыном нашей сестры[2] и их союзником.

(Однажды) к нему пришел какой-то человек и спросил о чем-то, касающегося развода, однако он затруднился ответить и посоветовал ему обратиться к Са‘иду ибн Мусаййибу. Я подумал в душе: „Что я делаю здесь с этим престарелым человеком, который говорит, что Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, погладил его по голове, и то, он не знает об этом (вопросе) ничего?!“

Тогда я отправился с этим человеком к Са‘иду ибн аль-Мусаййибу, оставив Ибн Са‘лябу, и начал приобретать знания у ‘Урвы, ‘Убайдуллы и Абу Бакра ибн ‘Абду-р-Рахмана, пока не стал факихом. Затем я отправился в аш-Шам и рано утром зашел в мечеть в Дамаске. Я направился к большому кругу (учеников), которые расположились напротив беседки, и присел там. Люди спросили меня о моем происхождении, и я сказал: „Человек из числа курайшитов”. Они спросили: „У тебя есть знания относительно женщин-рабынь, которые рожают детей от своих хозяев?“ И я сообщил им о том, что сказал по этому поводу ‘Умар ибн аль-Хаттаб.

И тогда эти люди сказали: „Это собрание Кабисы ибн Зуайба, и он твой покровитель. Повелитель правоверных спрашивал его (т.е. Кабису) об этом, и также спросил об этом у нас, однако не нашел у нас ответа».

В это время пришел Кабиса, которому сообщили об ответе аз-Зухри. «Он спросил меня о происхождении, и я рассказал ему об этом. Затем он спросил меня о Са‘иде ибн аль-Мусаййибе и подобных ему, и я рассказал ему об этом.
(Аз-Зухри) сказал: „Он сказал: „Я поведу тебя к повелителю правоверных“. Затем он совершил утреннюю молитву, после чего он отправился к нему, и я последовал за ним. Он зашел к Абдуль-Малику, а я около часа сидел возле двери, пока не взошло солнце. После этого вышел привратник и спросил: „Где этот мединец-курайшит?“ Я сказал: „Вот это я!“ И я зашел вместе с ним к повелителю правоверных, перед которым я увидел свиток Корана. Он повелел унести его. Перед ним никто не сидел, кроме Кабисы. Я поприветствовал его как халифа, и он спросил: „Кто ты?“ Я ответил: „Мухаммад ибн Муслим...“, и перечислил свою родословную до Зухры. Тогда (халиф) сказал: „Так значит из рода, который призывал к смуте!?“»

(Передатчик этого сообщения) сказал: «Муслим ибн ‘Убайдуллах был на стороне (‘Абдуллы) ибн аз-Зубайра».

Затем (‘Абдуль-Малик) спросил: «„Что тебе известно относительно рабынь, которые рожают детей от своего хозяина?“ И я начал рассказывать ему от Са‘ида, а он спросил: „Как поживает Са‘ид и как его дела?“ Я рассказал ему о нем и затем сказал: „Сообщил мне Абу Бакр ибн ‘Абду-р-Рахман ибн аль-Харис ибн Хишам ...“ Он также расспросил о нем, после чего я рассказал ему этот хадис Умара относительно рабынь, которые рожают детей от своего хозяина.

Он повернулся к Кабисе и сказал: „Разошлите это во все стороны“. Я подумал: „Возможно, что после этого случая я не смогу снова зайти к нему и мне не представится такая возможность, и поэтому я сказал:

„Если повелитель правоверных считает нужным укрепить родственные связи и занести меня в списки нуждающихся, пусть сделает это!“ Он ответил раздраженно: „Ну вот! Встань и иди подобру-поздорову!“

И клянусь Аллахом, я вышел, потеряв надежду во всем, с чем заходил, а был я в то время бедным и холостым. Затем вышел Кабиса, который подошел ко мне и начал упрекать меня, и сказал: „Почему ты сделал это без моего ведома?!“ Я сказал: „Клянусь Аллахом, я думал, что не смогу придти к нему вновь“.

Тогда он сказал: „Пошли ко мне домой!“ И я последовал за его верховым животным. И пока он не зашел к себе домой, с ним разговаривали люди. Через короткое время ко мне вышел его слуга с сотней динаров. Он также повелел дать мне мулицу, слугу и десять вырезов из ткани. На следующий день я с утра отправился к нему на мулице и он завел меня к повелителю правоверных и сказал: „Тебе не следует говорить ему о чем-нибудь и тогда я смогу уберечь тебя (от его гнева)“.

(Аз-Зухри) сказал: „Я поприветствовал его, и он знаком указал мне, чтобы я сел. Затем он стал задавать мне вопросы относительно родословной курайшитов, хотя он знал об этом лучше меня, и поэтому я захотел, чтобы он прервал эту тему, так как он лучше меня знал родословные узлы.

Затем он сказал мне: „Я назначил тебе и твоей семье жалование“. После этого он велел Кабисе занести это в ведомости и спросил: „Где ты хочешь, чтобы тебя зачислили в списки, здесь, рядом с повелителем правоверных, или у себя на родине?“ Я ответил: „О повелитель правоверных! Я — с тобой!“

Затем вышел Кабиса и сказал: „Повелитель правоверных повелел причислить тебя к своим приближенным и наделить тебя такими же средствами существования, как у приближенных, и повысить твое пособие на самую высокую степень. Так держись у ворот повелителя правоверных!“.

Отвечал за приближенных (халифа) один человек, который нанес мне сильный удар в лоб, из-за того что я отсутствовал пару дней, но после этого я больше не отсутствовал».

(Аз-Зухри) сказал: «‘Абдуль-Малик стал спрашивать меня: „Кого ты встречал?“ И я рассказал ему о тех, кого я встречал из курайшитов.

(‘Абдуль-Малик) сказал: „Почему же ты оставил ансаров?! Поистине, ты бы нашел знание у них! Почему ты оставил сына их предводителя Хариджу ибн Зайда?“, — и он перечислил людей из их числа».

(Аз-Зухри) сказал: «Когда я вернулся в Медину, то начал спрашивать их и услышал от них (хадисы)».

(Аз-Зухри) сказал: «После смерти ‘Абдуль-Малика я стал держаться рядом с его сыном аль-Валидом, затем с Сулейманом, затем ‘Умаром ибн ‘Абдуль-‘Азизом, а потом с Язидом».

И Язид ибн ‘Абдуль-Малик назначил судьями аз-Зухри и Сулеймана ибн Хабиба аль-Мухариби.

(Аз-Зухри) сказал: «Затем я стал держаться Хишама ибн ‘Абдуль-Малика», который сделал его опекуном своих детей, обучал их и совершал вместе с ними хадж.

Ибн Вахб сказал: «Рассказал мне Я‘куб ибн ‘Абду-р-Рахман, который сказал: „Он был низкого роста, с маленькой бородой, длинными волосами и редкой растительностью на щеках“, имея ввиду аз-Зухри».

Ма‘н ибн ‘Иса рассказывал о том, что племянник аз-Зухрия сказал: «Мой дядя по отцовской линии прочитывал наизусть весь Коран за восемьдесят ночей».

Аль-Хумайди передал, что Суфйан сказал: «У аз-Зухри волосы и борода были рыжими. И цвет их постоянно менялся от рыжего к красному, как будто этим он хотел быть неузнаваем. У него было слабоватое зрение и длинные волосы. Он приехал к нам в сто двадцать третьем году и оставался до начала мухаррама сто двадцать четвертого года, и в то время мне было шестнадцать лет».

Ма‘мар передал, что аз-Зухри сказал: «Я сидел у коленей Са‘ида ибн аль-Мусаййиба в течение восьми лет».

Малик передал, что Ибн Шихаб сказал: «Я прислуживал ‘Убуйдулле ибн ‘Абдуллах[3], и даже приносил ему соленую воду, а он говорил своей служанке: „Кто это у двери?“ И она отвечала: „Этот твой слеповатый слуга!“»

Ибрахим ибн Са‘д со слов своего отца рассказывал: «Ибн Шихаб опередил нас в знании только по причине того, что не стеснялся и спрашивал о чем хотел, а нам мешала для этого молодость».

Ибн Абу Зинад со слов своего отца рассказывал: «Обычно мы записывали дозволенное и запретное, а Ибн Шихаб записывал все, что слышал. Когда же люди начали нуждаться в нем, я понял, что он самый знающий из людей. И обычно я замечал его с досками и свитками (в руках), на которые он записывал хадисы, в то время, когда он учился».

Абу Зинад сказал: «Когда мы с аз-Зухри совершали обход вокруг Каабы, у него при себе были доски и свитки, из-за чего мы смеялись над ним».

Ибн Вахб передал со слов аль-Лейса о том, что Ибн Шихаб говорил: «Я никогда не забывал то, что однажды запоминало мое сердце». И он не любил есть яблоки, то, что осталось от мыши, и имел привычку пить мед и говорил: «Поистине, он укрепляет память».

У Фаида ибн Акрам есть стихи, в которых он хвалил аз-Зухри:

Оставь, и вспомни Мухаммада щедрость,

Среди товарищей твоих

Высока его известность!

И если спросят —

Кто щедрейший самый раб?

То отвечают: —

Мухаммад ибну Шихаб!

Селений жители чтят его!

И жители пустыни вспоминают его!

Ибн Махди рассказывал о том, что он слышал, как Малик говорил: «Однажды аз-Зухри рассказал хадис, и когда он встал, я встал вместе с ним. Я взял за уздечку его верховое животное и попросил его повторить это, и он сказал: „Ты просишь меня повторить?! Я никогда не просил ученого повторить (рассказанное им) и никогда не опровергал ученого!“»

Ибн аль-Мадини рассказывал, что слышал, как Абду-р-Рахман говорил: «Малик сказал: „(Однажды) аз-Зухри рассказал нам один длинный хадис, который я не запомнил и (снова) спросил о нем, и он сказал: „Разве я уже не рассказал его вам?“ Мы сказали: „Да“. (Абду-р-Рахман) сказал: „Я спросил: „Ты его записывал?“ (Малик) ответил: „Нет!“ Я спросил: „Ты просил его повторять?“ Он ответил: „Нет!“»

Этот диалог передал имам Ахмад от Абду-р-Рахмана ибн Махди.

‘Усман ад-Дарими передал: «Рассказал нам Муса ибн Мухаммад аль-Балькави: „Я слышал, как Малик говорил: „(Однажды) аз-Зухри рассказал сто хадисов, после чего повернулся ко мне и спросил: „О Малик, сколько ты запомнил?“ Я ответил: „Сорок“. Он тогда положил руку на свой лоб и сказал: „Поистине, мы принадлежим Аллаху! Как же ослабла память (у людей)!“ (Аз-Захаби сказал): „Муса — слабый“».

Ма‘мар передал от аз-Зухри: «Я никогда никому не говорил: „Повтори мне (сказанное)! “»

Марван ибн Мухаммад передал, что слышал, как аль-Лейс говорил: «(Однажды) ночью после вечерней молитвы (‘иша) Ибн Шихаб упомянул о хадисах, сидя, совершая омовение, и это его собрание продлилось до начала утренней молитвы».

Курра ибн Абду-р-Рахман говорил: «У аз-Зухри не было другой книги, помимо той, в которой он записывал родословную своего племени».

Ибрахим ибн Са‘д рассказывал о том, что он слышал, как Ибн Шихаб говорил: «Хишам ибн ‘Абдуль-Малик написал мне: „Запиши для моих сыновей некоторые из твоих хадисов“.

Я сказал: „Если бы ты спросил меня даже о двух хадисах, я бы не смог выбрать какие именно, однако, если ты хочешь, позови писаря. И когда у меня соберутся люди и спросят у меня, я запишу для них“. Он сказал мне: „О Абу Бакр, я вижу, что мы не оценили тебя должным образом!“ Я сказал: „Да нет, раньше я находился на возвышенности земли, а теперь спустился в ущелье“».

Также об этом передал Нух ибн Язид от Ибрахима, и он привел в нем дополнение: «Он отправил ко мне двух писарей, которые часто посещали меня в течение года».

Ибн Вахб рассказывал о том, что Я‘куб ибн ‘Абду-р-Рахман сообщил им о том, что аз-Зухри получал знания у ‘Урвы и других, после чего он возвращался к своей служанке, которая в это время спала. Он будил её и начинал рассказывать ей: «Рассказал мне такой-то то-то, рассказал мне такой-то и то-то». Она же говорила: «Какое мне до этого дело?!» (Аз-Зухри) говорил: «Я знал, что ты не получишь от этого пользу, однако, я сейчас услышал (эти хадисы) и хотел их запомнить».

Валид ибн Муслим рассказывал: «(Однажды) аз-Зухри вышел от ‘Абдуль-Малика и присел возле того столба и сказал: „О люди, поистине, мы лишали вас (знания), которое давали вот этим (правителям), так подойдите сюда, чтобы я рассказал вам (об этом)“».

Валид ибн Муслим сказал: «И он (аз-Зухри), услышав, как они начали говорить: „Посланник Аллаха сказал…“, „Посланник Аллаха сказал... “, сказал: „О жители аш-Шама, почему я вижу, что ваши хадисы лишены завязок и поводков?!“»

Аль-Валид сказал: «И с того дня наши товарищи стали придерживаться иснадов».

Похожая история передается и по другому пути, в котором сообщается, что он запрещал им записывать от него (хадисы), но когда Хишам ибн Абдуль-Малик повелел ему продиктовать их своим сыновьям, он разрешил людям записывать их.

Ма‘мар передал, что аз-Зухри сказал: «Мы не предпочитали записывать (хадисы), пока нас к этому не принудили правители, и я посчитал, что это не следует запрещать (и другим) мусульманам».

‘Абду-р-Раззакъ рассказывал о том, что он слышал, как Ма‘мар говорил: «Мы считали, что переняли от аз-Зухри много (знаний), пока не был убит аль-Валид, и тогда стали вывозить книги с записями из его хранилищ на верховых животных, говоря: „Это из знаний аз-Зухри!“»

Мухаммад ибн аль-Хасан ибн Забаля рассказывал о том, что ад-Даравардий сказал: «Первым, кто начал вносить знания в книги и записывать их, был Ибн Шихаб (аз-Зухри)».

Халид ибн Низаль рассказывал, что Суфйан сказал: «Аз-Зухри был самым знающим из числа жителей Медины».

Яхйа ибн Са‘ид аль-Ансари рассказывал, что ‘Умар ибн ‘Абдуль-‘Азиз сказал: «Никто не передавал хадисы так, как это делал аз-Зухри».

Ибн ‘Уейна рассказывал о том, что ‘Амр ибн Динар сказал: «Я не видел никого, кто бы так (хорошо) излагал хадисы, как аз-Зухри, и не видел я никого, кто бы ни придавал значения дирхамам, как он, поскольку они (дирхамы) были у него в степени навоза».

Ибн ‘Уейна передал, что ‘Амр рассказывал: «Я много раз сидел с Ибн ‘Аббасом, Ибн ‘Умаром, Джабиром и Ибн аз-Зубайром, но не видел никого, кто бы так хорошо раскладывал хадисы, как аз-Зухри».

Сообщается, что Мухаммад ибн Сахль ибн Аскар сказал: «Я слышал, как Ахмад ибн Ханбаль говорил: „В хадисах лучшим среди людей был аз-Зухри, и лучшие иснады также были у него“».

Абу Хатим сказал: «Самым точным в передаче хадисов от Анаса был аз-Зухри».

Шу‘айб ибн Абу Хамза передал, что аз-Зухри сказал: «Я часто ездил из Хиджаза в аш-Шам в течение сорока пяти лет, однако не находил ни одного нового хадиса и не нашел никого, кто рассказал бы мне новый хадис».

Ибн ‘Уейна рассказывал со слов Ибрахима ибн Са‘да: «Я слышал, как мой отец спросил у аз-Зухри о чем-то относительно развода с выкупом и клятвы мужчины о том, что он не приблизится к жене, и он ответил: „Поистине, я знаю тридцать хадисов (об этом), однако вы никогда не спрашивали из этого ни о чем“».

Абу Салих передал от аль-Лейса: «Обычно Ибн Шихаб завершал свой рассказ (хадисы) содержательной мольбой, говоря: „О Аллах, я прошу у Тебя всякого блага, которое охватывает Твое знание в этом мире и в мире вечном! И прибегаю к Твоей защите от всякого зла, которое охватывает Твое знание в этом мире и в мире вечном!“

И он был самым щедрым из тех, кого я видел, и он раздавал (людям), а когда у него заканчивалось то, что было у него, он брал в долг у своих рабов и говорил: „О такой-то, одолжи мне (в долг), как ты знаешь (что я обычно у тебя беру), и я приумножаю тебе, как тебе известно“.

И он кормил людей похлебкой, поил их медом и проводил вечера за медом, как проводят вечер любящие выпить, и говорил: „Поите нас и рассказывайте нам (хадисы)“. Он выпивал много меда и вообще не ел яблок, и я слышал, как он плакал (переживая) за знание и говорил: „Уходят знание и те, кто поступает в соответствии с ним!“

Я сказал ему: „(Было бы хорошо) если бы ты оставил свое знание у того, на кого ты надеешься, как на приемника!?“ Он ответил: „Клянусь Аллахом, нет никого, кто распространил бы знание так, как это сделал я, и нет никого, кто терпел бы из-за него как я! И обычно мы садились у Са‘ида ибн аль-Мусаййиба, но никто из нас не осмеливался спросить у него о чем-нибудь, пока он сам не начинал рассказывать хадис или пока к нему не приходил кто-нибудь, который расспрашивал у него о том, что с ним произошло“».

Ибрахим ибн Са‘д со слов своего отца рассказывал: «Не видели никого, кто собрал бы (хадисы) после, после кончины Посланника Аллаха как это сделал Ибн Шихаб».

Аль-Лейс передал о том, что Яхйа ибн Са‘ид сказал: «Ни у кого не осталось столько знаний, сколько осталось у Ибн Шихаба».

Абду-р-Раззак сказал: «Ма‘мар рассказывал со слов одного человека: „‘Умар ибн ‘Абдуль-‘Азиз сказал: „Вам следует придерживаться Ибн Шихаба, ибо, поистине, вы не встретите никого, кто знал бы Сунну лучше него“».

Са‘ид ибн Башир передал со слов Катады, который сказал: «Не осталось никого, кто знал бы Сунну лучше, чем Ибн Шихаб и другой (человек)», и, как будто бы, он имел в виду себя.

Са‘ид ибн ‘Абдуль-‘Азиз рассказывал о том, что он слышал, как Макхуль говорил: «Не осталось никого, кто знал бы Сунну лучше, чем Ибн Шихаб».

Вухайб передал о том, что он слышал, как Аййюб говорил: «Я не видел никого, кто был бы более знающий, чем аз-Зухри!» Сахр ибн Джувайриййа сказал ему: «И даже аль-Хасан аль-Басри?» Он ответил: «Я не видел никого, кто был более знающий, чем аз-Зухри!»

Аль-Валид ибн Муслим рассказывал: «Я слышал, как Са‘ид ибн ‘Абдуль-‘Азиз говорил: „Он был не иначе как морем (знания). И я слышал, как Макхуль говорил: „Ибн Шихаб — самый знающий из людей“».

Ибн ‘Уейна сказал: «Я слышал, как Абу Бакр аль-Хузали, который брал знания у аль-Хасана и Ибн Сирина, говорил: „Я никогда не видел подобного ему“, имея в виду аз-Зухри».

Аль-‘Адани передал, что Ибн ‘Уейна сказал: «Ко дню смерти аз-Зухри они считали, что нет никого, кто знал бы Сунну лучше него».

Шу‘айб ибн Абу Хамза рассказывал: «Макхуля спросили: „Кто был самым знающим из тех, кого ты встречал?“ Он ответил: „Ибн Шихаб“. Его спросили: „А потом кто? “ Он ответил: „Ибн Шихаб“. Его (снова) спросили: „А потом кто? “ Он ответил: „Ибн Шихаб“».

Ибн аль-Касим сказал: «Я слышал, как Малик говорил: „Есть Ибн Шихаб, и среди людей нет подобного ему“».

Ма‘мар сказал: «Аз-Зухри был среди своих товарищей таким, каким был аль-Хакам ибн ‘Утайба среди своих».

Муса ибн Исма‘иль сказал: «Я видел Вухайба, Бишра ибн Муфаддаля и других, которые вспоминали аз-Зухри, но не нашли никого, кого можно было бы сравнить с ним, кроме аш-Ша‘би».

‘Али ибн аль-Мадини говорил: «Лучшими муфтиями были четверо: аль-Хакам, Хаммад, Катада и аз-Зухри, и, по моему мнению, самым понимающим из них был аз-Зухри».

Са‘ид ибн ‘Абдуль-‘Азиз рассказывал: «Язид назначил аз-Зухри судьей вместе с Сулейманом ибн Хабибом».

Валид ибн Муслим со слов аль-Ауза‘и рассказывал о том, что аз-Зухри сказал: «Четко придерживаться Сунны — спасение!»

Аль-Ауза‘и передал со слов аз-Зухри, который сказал: «Приводите хадисы Посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, так, как они пришли (от него, не толкуя их)».

Аль-Лейс передал от Джа‘фара ибн Раби‘а, который сказал: «Я спросил у ‘Ирака ибн Малика: „Кто самый знающий из числа жителей Медины?“ Он сказал: „Что касается самого знающего из них относительно судебных решений Посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, Абу Бакра, ‘Умара, ‘Усмана, то самым понимающим из них в мусульманском праве и самым знающим из них в произошедшем с людьми в прошлом является Са‘ид ибн аль-Мусаййиб. Что касается больше всех знающего хадисы, то это ‘Урва. И если бы ты захотел почерпнуть даже море знания у ‘Убайдуллы ибн ‘Абдуллах, то смог бы это сделать. Но самым знающим из них всех вместе взятых, по моему мнению, — Ибн Шихаб, ибо, поистине, он объединил со своим знанием все их знания вместе взятые”».

Аль-Хумайди со слов Суфйана рассказывал: «(Однажды) аз-Зухрию сказали: „Если бы ты поселился в Медине и отправился бы в мечеть Посланника Аллаха и к его могиле, то люди обучились бы у тебя!“ Он ответил: „Поистине, не подобает мне делать это, пока я не отрекусь от этого мира и не начну предпочитать жизнь будущую“. Затем Суфйан сказал: „А кто был подобен аз-Зухри!?“

Я (аз-Захаби) сказал: «Он, да помилует его Аллах, был скромным, славным и сильным воином, и сыграл большую роль в государстве бану Умаййа».

Аль-Ауза‘и передал, что аз-Зухри сказал: «Поистине, знание уходит из-за забывчивости и оставления заучивания».

‘Абду-р-Раззак рассказывал о том, что слышал, как ‘Убайдуллах ибн ‘Умар говорил: «Я желал приобрести знания и начал ходить к шейхам из семейства ‘Умара, и говорил: „Что ты слышал от Салима?“ Но каждый раз, как я приходил к кому-то из них, он говорил: „Тебе следует отправиться к Ибн Шихабу, ибо, поистине, он не разлучался с ним“».

(‘Убайдуллах ибн ‘Умар) сказал: «И в это время Ибн Шихаб находился в аш-Шаме, и я неразлучно находился с Нафи, из-за чего Аллах сделал (мне) много пользы».

Юнус передал, что Ибн Шихаб сказал: «(Однажды) Са‘ид ибн Мусаййиб сказал мне: „Не умер тот, кто оставил подобного тебе!“»

Муфаддаль ибн Фадаля рассказывал со слов ‘Укайля: «Я видел (надпись) на перстне Ибн Шихаба: “Мухаммад просит Аллаха о благополучии„».

Ибрахим ибн аль-Мунзир аль-Хизами сказал: «Рассказал нам Дауд ибн ‘Абдуллах о том, что он слышал, как Малик говорил: „Ибн Шихаб был самым щедрым из людей. Когда он получил это имущество, его вольноотпущенник посоветовал ему: „Ты же видел, какая нужда постигала тебя раньше, так смотри же, в каком ты будешь состоянии! Придержи у себя свое имущество!“ Он ответил: „Поистине, щедрый не получает урок из-за постигших его испытаний“»

Ма‘мар передал от аз-Зухри, что он сказал: «Чтение ученому и слушание его — одинаковы, если на то воля Аллаха!»

‘Убайдуллах ибн ‘Умар сказал: «(Однажды) я отдал книгу Ибн Шихабу, который просмотрел ее и сказал: „Передавай это от меня“».

Аль-Фирйаби рассказывал: «Я слышал, как ас-Саури говорил: „(Однажды) я пришел к аз-Зухри, который стал пренебрегать мной, и я сказал ему: „Понравилось бы тебе, если бы ты пришел к шейхам, и поступили бы с тобой вот так?!“ И он ответил: „Стой здесь“ Затем он зашел и вынес для меня книгу, и сказал: „Бери вот это и передавай её от моего имени“. Однако я не передал из неё ни одной буквы».

Ма‘мар передал, что аз-Зухри сказал: «Повторять хадис тяжелее, чем перенести скалу».

‘Абдуль-Ваххаб ибн ‘Ата передал о том, что он слышал, как аль-Хасан ибн ‘Умара сказал: «(Как-то) я пришел к аз-Зухри, уже после того как он перестал рассказывать хадисы, и встретил его у его двери и сказал: „Если ты считаешь нужным, расскажи мне хадисы“. Он ответил: „Разве ты не знаешь, что я уже оставил хадисы?“ Я сказал: „Или ты будешь рассказывать мне, или я буду рассказывать тебе“. Тогда он сказал: „Рассказывай тогда ты мне“. Я сказал: „Рассказал мне аль-Хакам от Яхйи ибн аль-Джаззара, который слышал как ‘Али, да будет доволен им Аллах, говорил: „Аллах не возложил на невежественных людей обязанность учиться до тех пор, пока не возложил на обладателей знания, обучение их“».

(‘Абдуль-Ваххаб ибн ‘Атаъ) сказал: «И он рассказал мне сорок хадисов».

Яхйа ибн Са‘ид аль-Каттан сказал: «Отосланные хадисы (мурсаль) аз-Зухри хуже, чем те, что передают другие, поскольку, он был хафизом. Всякого, кого он считал нужным назвать по имени, он называл, и оставлял того, кого он не любил называть по имени».

Я (аз-Захаби) говорю: «Отосланные хадисы аз-Зухрия подобны хадисам (относящихся к категории) му‘даль, так как в них выпадают два передатчика. Однако мы не можем позволить себе подумать, что он упустил в нем только сподвижника, так как если бы у него был (хадис) от сподвижника, то он разъяснил бы это, и он смог бы соединить цепочку (передатчиков). И даже если он скажет: „От одного из сподвижников Пророка, да благословит его Аллах и приветствует,... “, то тот, кто посчитал отосланный хадис аз-Зухрия таким, как отосланный хадис Са‘ида ибн аль-Мусаййиба, ‘Урвы ибн аз-Зубайра и подобных им, поистине, такой не знает, что говорит! Да, его отосланный хадис, подобен отосланному хадису Катады и подобных ему».

Абу Хатим передал о том, что Ахмад ибн Абу Шурайх рассказывал, что слышал, как аш-Шафи‘и говорил: «Отосланный хадис аз-Зухрия — ни что, поскольку мы находим, что он передает его от Сулеймана ибн Аркама».

Зайд ибн Яхйа рассказывал: «Рассказал мне ‘Али ибн Хаушаб со слов Макхуля, который (однажды) упомянул аз-Зухрия и сказал: „Каким он был великим человеком! О если бы он не испортил себя, приблизившись к правителям!“»

Я (аз-Захаби) говорю: «Некоторые неважные (личности) не принимают (хадисы) от аз-Зухри из-за того, что он заходил к халифам. Но даже если он так поступал, он является достоверным доводом! И где (можно найти) подобных аз-Зухрию, да помилует его Аллах?!»

Салям ибн Мути‘ передал, что Аййюб ас-Сахтияни сказал: «Если бы я записывал (хадисы) от кого-нибудь, то записал бы от Ибн Шихаба»

Я (аз-Захаби) говорю: «Аййюб же записал от него немного».

Аш-Шафи‘и со слов своего дяди со стороны отца рассказывал: «(Однажды) Сулейман ибн Ясар зашел к Хишаму ибн ‘Абдуль-Малику, который сказал: „О Сулейман, кто тот, „кто из них взял на себя большую часть этого[4]“?“ Он ответил: „‘Абдуллах ибн Убай ибн Салюль“. (Хишам) сказал: „Ты солгал! Это ‘Али“.

И в это время зашел Ибн Шихаб и Хишам спросил его (о том же) и тот сказал: „Это ‘Абдуллах ибн Убай! “

(Хишам) сказал: „Ты солгал! Это ‘Али“.

(Ибн Шихаб) сказал: „Это я вру?! Чтобы твой отец лишился тебя! Клянусь Аллахом, если бы с небес воззвал глашатай и сказал бы: „Поистине, Аллах дозволил ложь!“ — то я не соврал бы (и в этом случае). Рассказали мне Са‘ид, ‘Урва, ‘Убайд, ‘Алькама ибн Ваккас со слов ‘Аиши о том, что тот “... кто из них взял на себя большую часть этого“ — ‘Абдуллах ибн Убайй“.

И люди не переставали натравливать Хишама против Ибн Шихаба.

Тогда Хишам сказал ему: „Уходи! Клянусь Аллахом, нам не подобает нападать на подобного тебе“.

(Ибн Шихаб) сказал: „Почему? Или я тебя не смогу вытерпеть или ты меня, так оставь меня!“

И (Хишам) сказал ему: „Нет, однако, ты задолжал два миллиона“. (Ибн Шихаб) сказал: „Ты же знаешь, так же как и твой отец до тебя, что я брал это имущество не в качестве долга не от вас и не от вашего отца“

Тогда Хишам сказал: „Поистине, мы обидели шейха!“

И он заплатил вместо него долг в один миллион, и когда ему сообщили об этом, (Ибн Шихаб) сказал: „Хвала Аллаху, ведь это только от Него!“»

(Аш-Шафи‘и продолжал): «Мой дядя сказал: „И Ибн Шихаб остановился у источников вод и начал искать того, кто одолжит ему в долгу[5], и он не нашел. Тогда он велел заколоть свое верховое животное и пригласил к трапезе жителей этой местности. Когда мимо него проходил его дядя со стороны отца, он пригласил его пообедать, но тот сказал: „О сын моего брата, поистине, мужество, (накопленное) в течение года, уходит за час, в который человек подвергается унижению!“ (Ибн Шихаб) сказал: „О дядя, садись и покушай, в противном же случае уходи благоразумно!“

В другой раз, когда он остановился у источников вод, жители этого места пожаловались ему: „У нас есть восемнадцать пожилых женщин“, имея в виду старух, у которых нет прислуги. И Ибн Шихаб попросил в долг восемнадцать тысяч и дал каждой из них по слуге и тысячу (дирхамов)».

Са‘ид ибн ‘Абдуль-‘Азиз сказал: «Хишам заплатил вместо аз-Зухри семь тысяч динаров[6] и сказал: „Больше не залезай в такие долги!“ Тогда (аз-Зухри) сказал: „О повелитель правоверных, Са‘ид ибн аль-Мусаййиб рассказал мне со слов Абу Хурайры о том, что Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: „Верующего не укусят из одной и той же норы дважды“».

Исхак ибн ат-Табба‘ передал со слов Малика о том, что аз-Зухри сказал: «Мы поняли, что испытания не остановят щедрого»[7].

Передают со слов Юнуса ибн ‘Абдуль-А‘ля о том, что он слышал, как аш-Шафи‘и говорил: «(Однажды) когда аз-Зухри находился в своем поселении, мимо него проходил один торговец, который хотел совершить хадж. (Аз-Зухри) взял у него в долг четыреста динаров до возвращения того из хаджа, и пока тот еще не сдвинулся с места, как он уже раздал их. Аз-Зухри увидел по лицу этого торговца, что это ему не понравилось. Когда тот вернулся (с хаджа), он вернул ему (долг) и велел дать ему сверху еще тридцать динаров для раздачи (бедным)».

‘Али ибн Худжр передал со слов аль-Валида аль-Муваккариййа: «(Как-то) аз-Зухрию сказали: „Люди порицают тебя из-за большого количества долга на тебе!?“ Он спросил: „И сколько у меня долгов?“ Ему сказали: „Двадцать тысяч динаров!“ Тогда он сказал: „Это не много, ведь я богат! У меня есть пять источников (вод), а каждый из них стоит сорок тысяч динаров”».

Сувайд ибн Са‘ид со слов Димама передал о том, что ‘Укъайль ибн Халид рассказывал, что Ибн Шихаб часто отправлялся к бедуинам обучать их религии. (Однажды) к нему пришел один бедуин, у которого иссякло имущество. Тогда аз-Зухри протянул руку к моей чалме, взял её и отдал ему и затем сказал: «О ‘Укайль, я дам тебе лучшую, чем эта».

Абу Мусхир передал, что Са‘ид ибн ‘Абдуль-‘Азиз сказал: «Мы часто посещали аз-Зухри в ар-Рахибе, квартал, который находился в стороне от Дамаска. Он угощал нас такими-то и такими-то (яствами)».

Сулейман ибн Харб передал, что Хаммад ибн Зайд сказал: «Обычно аз-Зухри рассказывал хадисы и затем говорил: „Рассказывайте мне ваши стихи и хадисы, ибо, поистине, ухо (подвержено) забывчивости, а душа имеет страсть (к знаниям)».

Ма‘мар передал, что аз-Зухри сказал: «Когда собрание затягивается, шайтан получает из него свою долю».

Мухаммад ибн Ишкаб сказал: «Аз-Зухри был солдатом».

Я (аз-Захаби) говорю: «Он был в ранге эмира».

Аз-Зухри известен, как человек поклонявшийся Аллаху. Мункадир ибн Мухаммад сказал: «Я видел между глаз аз-Зухри следы земных поклонов».

Аль-Лейс ибн Са‘д сказал: «У аз-Зухрия был шатер желтого цвета, и он надевал плащ цвета шафрана».

Аль-Валид ибн Муслим передал, что аль-Касим ибн Хиззан рассказывал, что он слышал, как аз-Зухри говорил: «Люди не будут довольны ученым, который не практикует (то, что говорит), и действием, которое не сопровождается знанием».

Аль-Касим — заслуживающий доверия.

Сообщается, что Абу аз-Зинад сказал: «Обычно аз-Зухри поносил и порицал аль-Валида ибн Язида при Хишаме, упоминая о многих делах и даже о мальчиках, которые красились хной. Он говорил Хишаму: „Ты обязан аннулировать преемственность (аль-Валида)!“ Однако Хишам не мог сделать это из-за договора, который существовал между ними, но и не порицал то, что делал аз-Зухри, в надежде на то, что он не настроит людей против (Хишама). И однажды, когда я находился возле двери, я услышал, как аз-Зухри порицает аль-Валида, и туда явился привратник и сказал: „Аль-Валид у дверей!“

(Хишам) сказал: „Впусти его“. И Хишам дал ему место на своем ложе, и я увидел на лице аль-Валида гнев и злость. Когда аль-Валид стал халифом, он отправил (человека) за мной, за Ибн аль-Мункадиром, Ибн аль-Касимом и ар-Раби‘а».

(Абу аз-Зинад) сказал: «Однажды ночью, когда я был один, он отправил за мной (гонца) и, совершив вечернюю молитву с закатной, он сказал: „О Ибн Закван, был такой разговор! Скажи мне, в тот день, когда я зашел к косоглазому, ты находился у него в то время, когда аз-Зухри поносил меня, так что же ты запомнил из сказанного им?“

Я ответил: „О повелитель правоверных, я помню день, когда ты зашел (к Хишаму), и я увидел гнев на твоем лице“. (Аль-Валид) сказал: „Слуга, которого ты видел у изголовья Хишама, передавал мне все, что (вы говорили), в то время, когда я находился за дверью, и он сообщил мне, что ты ничего не говорил“. Я сказал: „Да (это так) “.

Тогда (аль-Валид) сказал: „Я поклялся Аллахом, что если Он даст мне власть, какая есть у меня сегодня, что я убью аз-Зухрия“».

Это сообщение передал аль-Вакиди со слов Абу аз-Зинада, передавшего со слов своего отца.

Аль-Вакиди сказал: «Племянник аз-Зухри рассказывал нам: „Мой дядя (аз-Зухри) и сын Хишама ибн ‘Абдуль-Малика были в хороших отношениях, а аль-Валид жаждал поймать его“».

Аль-Валид ибн Муслим со слов Са‘ида ибн ‘Абдуль-‘Азиза рассказывал о том, что аз-Зухри (однажды) сказал Хишаму: «Заплати за меня долг». (Хишам) спросил: «И сколько его?» Он ответил: «Восемнадцать тысяч динаров». (Хишам) сказал: «Я боюсь, что если я заплачу его, то ты снова (залезешь в долги)». Тогда (аз-Зухри) сказал: «Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: „Верующего не укусят два раза из одной и той же норы“». И он заплатил вместо него.

(Са‘ид ибн ‘Абдуль-‘Азиз) сказал: «Однако аз-Зухри снова залез в подобные долги, и когда он умер, (его имущество в) Шагбе[8] было распродано, (с него был) выплачен его долг».

Суфйан (ас-Саури) сказал: «Я видел Малика ибн Анаса и ‘Убайдуллу ибн ‘Умара, когда они пришли к аз-Зухри в Мекке. Они поговорили с аз-Зухри и предлагали ему, чтобы он рассказал им хадисы, и тогда аз-Зухри сказал: „Я хочу приехать к вам в Медину, и мой путь пролегает к вам, а там придете ко мне, если на то будет воля Аллаха“». (Суфйан) сказал: «При этом говорил Убайдуллах, а Малик хранил молчание, однако они ничего не слышали от него в Мекке».

Ма‘мар сказал: «Я приехал к аз-Зухрию в ар-Расафе и сидел у него (приобретая знания)».

Передают со слов Му‘авии ибн Салиха о том, что Абу Джабаля рассказывал ему: «(Как-то) я находился в поездке с Ибн Шихабом, который постился в день ‘Ашура. Его спросили: „Почему ты соблюдаешь пост, в то время как ты разговляешься в рамадане во время поездки?“ Он ответил: „Поистине, (пост) в рамадане можно соблюдать и в другие дни, а (пост) ‘Ашура — проходит“[9]».

Передают со слов Яхйи ибн Хамзы о том, что аз-Зухри сказал: «Если в судье присутствуют три качества, то это не (хороший) судья: если он не любит критику; любит похвалу и не любит, когда его смещают с должности».

Яхйа ибн Аййюб передал со слов Язида ибн Абу Хабиба о том, что Ибн Шихаб сказал: «Не спорь при помощи Книги Аллаха и слов Посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует».

Абду-р-Рахман ибн аль-Къасим сообщил, что Малик сказал: «Когда Ибн Шихаб приехал в Медину, он взял за руку Раби‘у, они зашли в казначейство и не выходили до времени послеполуденной молитвы. Ибн Шихаб сказал: „Я не думал, что в Медине есть (человек) подобный тебе[10]!“ А Раби‘а вышел, говоря: „Я не думал, что кто-то достиг такого уровня знаний, которого достиг Ибн Шихаб“».

Ибн Абу Раввад передал, что Ибн Шихаб сказал: «Чалмы — это короны арабов, хабуа[11] — их опоры, а сидя в мечети — рибат[12] верующих».

Юнус передал, что Ибн Шихаб сказал: «Вера в предопределение — суть единобожия, и тот, кто уверовал в Одного Аллаха, но не уверовал в предопределение, тот станет нарушившим его единобожие».

‘Укайль рассказывал о том, что Ибн Шихаб сказал: «Из Сунны — молитвы: произношение „бисмиЛляхи-р-рахмани-р-рахим“, затем чтение суры „Открывающая Писание“, затем опять произношение „бисмиЛляхи-р-рахмани-р-рахим”, и затем чтение какой-нибудь суры. И иногда Ибн Шихаб читал какую-нибудь суру вместе с „Открывающей Писание”, и начинал каждую суру (словами) “бисмиЛляхи-р-рахмани-р-рахим”, и он говорил: „Первым, кто в Медине начал читать бисмиЛляхи-р-рахмани-р-рахим“ про себя, был ‘Амр ибн Са‘ид ибн аль-‘Ас, который был стеснительным”».

Ибн Абу Юнус рассказывал: «Я слышал, как Малик говорил: „Поистине, это знание — долг, так смотрите же от кого вы его берете! Я застал в этой мечети семьдесят человек, которые говорили: „Сказал такой-то, сказал Посланник Аллаха... И если бы кого-то из них назначили бы казначеем, он был бы надежным. Однако я не принял от них ничего (из знаний), так как они не были сведущими в этом деле. Но когда к нам приезжал аз-Зухри будучи молодым, мы толпились у его двери“».

Я (аз-Захаби) говорю: «Как будто-бы Малик обманулся покрашенной головой аз-Зухрия и подумал, что он молодой».

Суфйан рассказывал о том, что он слышал, как аз-Зухри говорил: «Я считал, что я набрался (больших) знаний, пока не начал учиться у ‘Убайдуллы ибн ‘Абдуллах ибн ‘Утба. Я как будто бы находился в одном из ущелий».

Исхак ибн Мухаммад аль-Фарвий рассказывал: «Я слышал, как Малик говорил: „ (Однажды) я, Муса ибн ‘Укба и какие-то старцы зашли к Ибн Шихабу. Один из них спросил о хадисе, и он сказал: „Вы оставили знание, пока не стали подобными старым бурдюкам, которые износились, а потом стали искать его. Клянусь Аллахом, не будет от вас никакого блага, и мы рассмеялись“».

Юнус передал от Ибн Шихаба: «Я сидел у Ибн Мусаййиба (приобретая знания) и часто слышал от него только (хадисы) о Судном дне. Затем я сидел у ‘Убайдуллы, но не видел никого, кто был бы более стремящимся (к жизни будущей), и нашел, что ‘Урва был морем (знания), которое трудно переоценить».

‘Абду-р-Рахман ибн Исхак передал, что аз-Зухри сказал: «Я никогда не просил повторить мне хадис, и никогда не сомневался в хадисе, кроме одного. Когда я спросил у своего товарища (об этом), оказалось, что это было так, как я запомнил».

Ма‘мар сказал: «Аз-Зухри передавал хадисы от вольноотпущенников: Сулеймана ибн Ясара, Тавус, аль-А‘радж, Нафи‘ — вольноотпущенника Ибн ‘Умара, Нафи‘ — вольноотпущенника Абу Катады, Хабиба — вольноотпущенника ‘Урвы и Касира — вольноотпущенника Афляха. И я (однажды) сказал ему: „Люди говорят, что ты не передаешь (хадисы) от вольноотпущенников“. Он ответил: „Я раньше передавал от них, однако, если я находил (хадисы) от детей мухаджиров и ансаров, то у меня не было надобности (обращаться) к другим“. И я слышал, как он говорил: „О жители Ирака, мы передаем вам хадис (длиной) в пядь, а у вас он становится (с размером) в локоть“».

Ата ибн Муслим передал со слов ‘Абдуллы ибн ‘Умара о том, что аз-Зухри сказал: «(Однажды) я рассказал один хадис ‘Алию ибн аль-Хусайну. Когда я закончил его, он сказал: „Ты сделал это прекрасно, да благословит тебя Аллах! Точно также нам его и рассказывали“. Я сказал: „Я думаю, что рассказал тебе хадис, который ты знаешь лучше меня!“ Он сказал: „Не говори так, ведь не относится к знанию то, что неизвестно, поистине, знание — это то, что стало известным, и то, на чем сошлись языки“».

Ибн Вахб сказал: «Сказал Малик: „Са‘ид ибн Мусаййиб уже умер и не оставил (после себя) книги. Также (не оставили книг) Къасим ибн Мухаммад, ‘Урва и Ибн Шихаб. Я сказал Ибн Шихабу, желая одержать над ним верх в споре: „Что ты записывал?“. (Малик) сказал: „Я спросил: „И ты не просишь, чтобы тебе повторили этот хадис?” Он ответил: „Нет“».

Ма‘мар сказал: «Когда аз-Зухри упоминал про ‘Али ибн аль-Хусайна, он говорил: „Я не видел никого из числа его семейства лучше его“».

Аййюб ибн Сувайд передал со слов Юнуса о том, что аз-Зухри сказал: «Тебе следует остерегаться связывать книги». Я спросил: «А в чем заключается их связывание?» Он ответил: «Их хранение».

Аль-Ауза‘и передал от Сулеймана ибн Хабиба о том, что ‘Умар ибн ‘Абдуль-‘Азиз сказал: «Крепко держись за то, что рассказал тебе аз-Зухри от других, а то, что он рассказал тебе, основываясь на своем мнении, оставляй!»

Ибн аль-Мадини сказал: «Знание достоверных передатчиков заключают в себе шестеро: в Хиджазе были аз-Зухри и ‘Амр ибн Динар; в Басре — Катада и Яхйа ибн Абу Касир; в Куфе — Абу Исхакъ и аль-А‘маш».

Дауд ибн аль-Мухаббар передал со слов Мукатиля ибн Сулеймана о том, что аз-Зухри сказал: «Ибн ‘Аббас говорил: „Пять вещей порождают забывчивость: поедание яблок; справление малой нужды в стоячую воду; кровопускание с затылка; бросание вшей на землю и поедание остатка от мыши“».

Аз-Зухри передал со слов Абу Хурайры хадис: «Вы будете отобраны подобно тому, как отбираются финики»[13], а также хадис: «Вам следует остерегаться мелких деяний (грехов)».

Передают со слов аль-Ауза‘и: «Я слышал, как аз-Зухри рассказывал хадис от Пророка, что он сказал: „Не совершает человек прелюбодеяние, будучи верующим в то время, когда он его совершает“. Я спросил у него: „А что это значит? “ Он ответил: „От Аллаха — повеление, от Пророка — доведение, а на нас — покорность! Оставьте хадис Посланника Аллаха так, как он передан, не спрашивая как“».

Сообщается, что Ибн Уейна сказал: «(Однажды) я пришел к аз-Зухри, который находился у столба возле дверей ... и присел перед ним и он сказал: „О сынок, ты читал Коран?“ Я ответил: „Да“. Он спросил: „Ты выучил предписания (относительно долей наследства)?“ Я ответил: „Да“. Тогда он спросил: „Ты записывал хадисы?“ Я ответил: „Да“, имея в виду Абу Исхакъа аль-Хамдани. Он сказал: „Абу Исхак — это иснад“».

Раджа ибн Абу Саляма передал со слов Абу Разина: «Я слышал, как аз-Зухри говорил: „Самыми слабыми факихами являются те, которые не в состоянии отличить отменяющие хадисы Посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, от отмененных“».

Сообщается, что Исма’иль аль-Маккий сказал: «Я слышал, как аз-Зухри говорил: „Тот, кого обрадует запоминание хадиса, пусть ест изюм“».

Аль-Хаким сказал: «Это потому что изюм с Хиджаза острый, сладкий, мягкий, и он высушивает слизь и мокроту».

Юнус передал, что аз-Зухри сказал: «Аль-Касим сказал мне: „Я вижу, что ты стремишься к знаниям, так не указать ли мне тебе на сосуд (знаний)?“ Я ответил: „Конечно“. Тогда он сказал: „Тебе следует обратиться к ‘Амре бинт ‘Абду-р-Рахман, ибо она воспитывалась у ‘Аиши“. И я пришел к ней и нашел, что она не иссекаемое море (знаний)“».

Аш-Шафи‘и передал, что Ибн Уейна сказал: «Однажды, когда аз-Зухри рассказал хадис, я сказал ему: „Расскажи его без иснада“». Он сказал: «Разве ты поднимаешься на крышу без лестницы!?»

Аль-Валид ибн ‘Убайдуллах аль-‘Иджли передал, что аз-Зухри сказал: «Хафиз рождается только за сорок лет».

Юнус ибн Мухаммад передал, что Абу Увайс рассказывал ему: «Я спросил аз-Зухри относительно рассказа хадиса не по порядку, и он сказал: „Это дозволено, если смысл хадиса передается правильно, и если им не делается дозволенным запретное и не запрещается дозволенное, то в этом нет ничего плохого, и это в том случае, если смысл хадиса передается правильно“».

Аль-Хусайн ибн аль-Мутаваккиль аль-Аскаляни сказал: «Я видел могилу аз-Зухри в Удме, которая находится за Шагбом и Бадда, а это на территории Палестины, и завершили ее жители Хиджаза. Там же есть поместье, которое принадлежало аз-Зухри. Я видел там его возвышенную и отштукатуренную могилу».

Яхйа аль-Каттан сказал: «Скончался аз-Зухри в 123-м или 124-м году». Тоже самое сказали Абу ‘Убайд и Ибн Ма’ин. Некоторые сказали: «Он умер в 124-м году».

Ма‘н ибн ‘Иса сказал: «Рассказал нам племянник аз-Зухрия о том, что его дядя скончался в 124-м году». Тоже самое сказали Ибрахим ибн Сад и Ибн ‘Уейна.

Аль-Вакиди дополнил: «Ему было семьдесят два года».

Ибн Са‘д, Халифа и аз-Зубайр сказали: «Через семнадцать дней после начала рамадана в 124-м году».

Отклоненным является то, что сказал Абу Мусхир: «Он скончался в 125-м году». См. «Сияр алям ан-нубаляъ» 5/327-350.

Перевод с арабского:
Абу Ахмад и Фарук Абу Хамид
Под редакцией:
Абу Умара Салима

__________________________________________________________________________________________
[1] То есть выплату долга и зачисление в списки нуждающихся. — Прим. пер.
[2] То есть, он был сыном женщины, которая относилась к племени имама аз-Зухри. — Прим. пер.
[3] Это ‘Убайдуллах ибн ‘Абдуллах ибн ‘Утба аль-Хузали аль-Маданий — имам, факих, муфтий и ученый Медины, один из семи мединских факихов. Он был братом мухаддиса ‘Ауна, а их дед ‘Утба был братом ‘Абдуллы ибн Мас’уда, да будет доволен Аллах ими обоими. См. его биографию в «Сияр а’лям ан-нубаляъ» 4/476.
[4] Имеется ввиду аят из Корана, в котором сказано: «Те, которые возвели навет на мать правоверных Аишу, являются группой из вас самих. Не считайте это злом для вас. Напротив, это является добром для вас. Каждому мужу из них достанется заработанный им грех. А тому из них, кто взял на себя большую часть этого, уготованы великие мучения». Сура «ан-Нур», 24:11.
[5] Чтобы угощать людей.
[6] 1 динар равен 4 граммам золота. — Прим. пер.
[7] Имеется в виду, что щедрый человек расходует свои средства ради Аллаха, несмотря на то, что его ранее постигала из-за этого нужда. — Прим. пер.
[8] Шагб — местность в аш-Шаме. — Прим. пер.
[9] То есть, пост в этот день невозможно возместить, в отличие от поста в рамадане, который можно соблюдать в другие дни, если человек находится в поездке, болеет и т.д.
[10] Здесь Ибн Шихаб обращается к Раби‘е.
[11] Хабва — это поза, в которой человек сидит связав чалмой спину и голени. У арабов было обыкновение связывать чалмой спину с голенями, чтобы можно было подольше сидеть и не уставать, как это происходит, когда кто-то сидит, обхватив руками колени.
[12] Рибат — приграничное укрепление, в котором живут вооружённые борцы за веру, защищающие границы мусульманских земель от неверных.
[13] Шейх аль-Албани назвал хадис достоверным. См. «Сахих аль-джами ас-сагъир», 4659, «Сахих Ибн Маджах», 3279.

Скачать в формате ворд



Юсуф аль Ашари
Сообщения: 589
Зарегистрирован: 13 окт 2010, 14:35
Контактная информация:

Re: Имам аз-Зухри

Сообщение Юсуф аль Ашари » 17 июн 2012, 19:13

Ма шааЛлах, джазакааЛлаху хайран.
Можно было бы и оформить текст )
Ва иййака ахи!
На счет оформления, то честно говоря у меня нет на это времени, но если кто-то хочет заняться им, пусть делает это.



Just muslim
Сообщения: 79
Зарегистрирован: 12 фев 2015, 22:10

Re: Имам аз-Зухри

Сообщение Just muslim » 19 мар 2015, 23:46

Суфьян ас-Саури относительно ибн Шихаба аз-Зухри сказал: «Он был самым знающим человеком в Медине!» А Умар ибн Абдуль-Азиз сказал: «Придерживайтесь этого ибн Шихаба. Поистине, вы не встретите никого, кто знал бы Сунну так, как он!« «ас-Сияр», 4/320.

Сообщил нам АбдуЛлах ибн Ахмад, который сказал: «Рассказал нам Закария ибн Яхъя, который сказал: «Рассказал нам Ибрахим ибн Саад аз-Зухри, когда спросил ибн Шихаба о человеке, оставившем намаз, он ответил: "Если он оставляет намаз, желая другой религии, помимо Ислама, то его следует казнить! Если же нет (т.е. оставляет намаз не по причине вероотступничества), тогда он нечестивец из нечестивцев, которого следует сильно побить или посадить в тюрьму!"». Привёл имам аль-Халляль (1402) в «аль-Джами’», 2/546.

Сказал ибн Шихаб аз-Зухри: «Если собрать знания Айши и сравнить их со знанием всех женщин, то они (знания Айши) окажутся более достойными». «ас-Сияр», 2/185



Just muslim
Сообщения: 79
Зарегистрирован: 12 фев 2015, 22:10

Re: Имам аз-Зухри

Сообщение Just muslim » 26 апр 2015, 14:08

وكان ابن شهاب الزهري يقول : ( يخرج الحديث من عندنا شبرا فيعود لنا من العراق ذراعاً ).

سير أعلام النبلاء:5/344

Ибн Шихаб аз-Зухри говорил: «Уходит от нас хадис (длиной) в пядь, а возвращается к нам из Ирака (размером) с локоть».

«ас-Сияр а'лям ан-нубаля», 5/344



Ответить

Вернуться в «О сподвижниках, таби'инах и ученых первых поколений»