Re: ЖИЗНЬ ШЕЙХА МУХАММАДА ИБН АБДУЛЬ-ВАХХАБА

Сообщение »

Кроме того, отповедь выдумкам Ибн Сухейма и некоторых других по поводу салафитского призыва дал и сын Ибн Абдуль-Ваххаба, шейх Абдаллах ибн Мухаммад ибн Абдуль-Ваххаб (да пребудет к нему милость Аллаха!). В частности, он писал: [1] «На нас возводят лживые наветы, вводящие людей в заблуждение. Так, утверждают, будто бы мы толкуем Коран по своему произволению, а из хадисов берем лишь то, что соответствует нашему собственному разумению, не сверяясь с комментариями и не опираясь на мнения шейхов; будто бы мы принижаем достоинство нашего Пророка Мухаммада (да благословит его Аллах и приветствует), заявляя, что Пророк – прах в своей могиле, и посох любого из нас более полезен, чем он; что у него нет права заступничества, и посещение его могилы не рекомендуется; что он не знал значения слов “Нет божества, достойного поклонения, кроме Аллаха!”, пока Аллах не ниспослал ему в Медине аята: "Знай же, что нет иного Бога, кроме Аллаха!" [2]; будто бы мы не опираемся на мнения ученых и уничтожаем сочинения последователей всех мазхабов, поскольку в них содержится не только истина, но и ложь; будто бы мы придаем Аллаху телесные атрибуты, будто обвиняем в неверии всех людей, живших в течение последних шестисот лет, и всех тех, кто живет в наше время, кроме тех, кто придерживается тех же убеждений, что и мы; будто бы мы принимаем присягу на верность только после того, как присягающий признает, что ранее был неверным, а его родители умерли, придавая Аллаху сотоварищей [3]; будто бы мы запрещаем молитву о Пророке (да благословит его Аллах и приветствует) и категорически выступаем против посещения почитаемых могил; будто бы тот, кто уверовал в то, во что веруем мы, освобождается от всех прежних обязательств, даже долгов; будто бы мы не признаем достоинства за родственниками Пророка (да будет доволен ими Аллах!) и заставляем их вступать в брак с неравными им; будто бы заставляем пожилых разводиться со своими молодыми женами, дабы выдать их за молодых мужчин, если к нам обращаются за решением, и так далее.

Все это – безосновательные вымыслы. И когда те, кого упоминают в первую очередь (то есть алимы Мекки), осведомились у нас относительно всего этого, по каждому из вопросов мы дали ответ: "Слава Тебе! Сие – великая ложь". [4] И кто говорит о нас что-либо из перечисленного или же приписывает нам нечто подобное, тот лжет и клевещет на нас. Но кто видел нас непосредственно в наших делах и посещал наши собрания, лично удостоверясь в том, чем занимаемся мы, тот знает, что все это – клевета против нас, с которой выступают враги веры и братья шайтанов, дабы отвратить людей от следования истинному единобожию (таухид) Аллаха Всевышнего, не дать им отказаться от различных проявлений многобожия, относительно которого Аллах предупредил, что Он не прощает его, "но прощает то, что меньше этого, кому пожелает" [5]. Мы верим, что человек, совершивший какое-либо из великих прегрешений – таких, как несправедливое убийство мусульманина, прелюбодеяние, питье вина, пусть даже неоднократно, не перестает быть мусульманином и не приговаривается к вечным мукам, если он умрет в единобожии, придерживаясь таухида во всех видах поклонения. И мы убеждены, что достоинство нашего Пророка Мухаммада (да благословит его Аллах и приветствует) гораздо выше достоинства всех прочих божьих созданий, что в могиле своей он живет жизнью барзаха [6] – более высокой, нежели жизнь шахидов [7], о которой сказано в откровении [8]. Ибо, он, несомненно, достойнее их. И он действительно слышит приветствия, с которыми к нему обращаются мусульмане, а потому посещение его могилы является законным при условии, что мусульманин посещает также и мечеть и совершает молитву в ней. А кто проводит свое время в молитве о Пророке (да благословит его Аллах и приветствует) так, как он сам предписал, тот обретает счастье в обоих мирах [9 и избавление от печалей и забот, как сказано в соответствующем хадисе. И мы не отрицаем достоинств святых, признаем их истинность, равно как и то, что они были ведомы Своим Господом, при условии следования шариату и установленным законам. Вместе с тем поклоняться им нельзя никоим образом – ни при их жизни, ни после смерти. Пока они живы, к ним, как и к любому мусульманину, можно обратиться с просьбой о мольбе к Аллаху за себя, ибо сказано в хадисе: “Аллах внимает мольбе того мусульманина, который просит за своего собрата” [10].

И мы твердо верим в обещанное заступничество нашего Пророка Мухаммада (да благословит его Аллах и приветствует) в Судный день, как и в заступничество других пророков, ангелов, святых и невинных младенцев в соответствии с тем, что сказано об этом.

Мы просим заступничества у Того, Кто обладает таким правом и наделяет им кого пожелает из числа единобожников, которые суть счастливейшие из людей. И каждому из нас надлежит смиренно говорить: “О, Аллах! Даруй нам заступничество нашего Пророка Мухаммада (да благословит его Аллах и приветствует) в Судный день! О, Аллах! Даруй нам заступничество Твоих праведных людей или ангелов Твоих!” – и тому подобное, что дозволительно просить у Аллаха, но не у них. И нельзя говорить: “О, Посланник Аллаха (или: “О, святой у Аллаха…”), прошу у тебя заступничества” или чего-либо еще, например: “спаси меня!” или “помоги мне!”, или “исцели меня!”, или “даруй мне победу над моими врагами!” и чего-либо еще из того, на что способен один лишь Всевышний Аллах, причем обращение с подобными мольбами в период барзаха оказывается уже одним из явных проявлений многобожия, ибо дозволения на такое не только не обнаруживается ни в Коране, ни в Сунне, ни в наследии благочестивых предков, но, согласно им, т.е. Корану, Сунне и единодушному мнению (иджма) благочестивых предков, оказывается величайшим многобожием, с которым боролся Посланник Аллаха».


Изложенное выше дает достаточное представление о главных небылицах, возникших вокруг призыва шейха Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба (да пребудет с ним милость Аллаха!), которым он, его потомки и последователи дали достойную отповедь, убедительно разоблачив их безосновательность. Мы не видим необходимости приводить другие ответы на подобные инсинуации, за исключением двух домыслов, ответы на которые мы считаем необходимым привести в силу того, что в настоящее время противники призыва шейха Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба, при всех различиях своих устремлений и целей, сосредоточивают внимание как раз на них, тщась опорочить как сам призыв, так и его инициатора, его последователей и сторонников.

Первый домысел сводится к обвинению шейха Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба и его последователей в том, что они являются хариджитами, а его призыв – ничем иным, как продолжением проповеди Абдуль-Ваххаба ибн Рустама аль-Хариджи, основавшего в Магрибе государство Рустамидов. Второй домысел – попрекание шейха и его последователей тем, что они якобы обвиняют мусульман в неверии.

Да, Мухаммад ибн Абдуль-Ваххаб и его последователи подверглись обвинениям в хариджизме со стороны своих противников, которые утверждали, будто его призыв есть продолжение проповеди Абдуль-Ваххаба ибн Рустама аль-Хариджи, основавшего государство Рустамидов в Магрибе.

Для выявления лживости утверждений противников Призыва, назвавших шейха и его последователей хариджитами и утверждавших, что его призыв является продолжением проповеди Абдуль-Ваххаба ибн Рустама, мы дадим краткий очерк происхождения хариджизма и расскажем о его ложной доктрине, а затем приведем краткие сведения об Ибн Рустаме и проясним истинную цель утверждений о том, будто бы призыв Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба является продолжением его идей, доктрины и мазхаба.

Хаваридж (хариджиты) является формой множественного числа от слова хариджи (хариджит) и служит для обозначения самой древней группировки среди мусульман, начало которой было положено в месяце сафаре 37 года Хиджры, когда Амр ибн аль-Ас посоветовал Муавии [11] (да будет доволен им Аллах), почувствовавшему близость поражения в битве при Сиффине, поднять на копьях листы Корана в знак того, что противоборствующие стороны должна рассудить Книга Аллаха. В ответ большинство воинов халифа Али ибн Аби Талиба (да будет доволен им Аллах) потребовали прекращения битвы, заявив ему: “Эти люди призывают нас к Книге Аллаха, а ты – к кровопролитию!”. И хотя Али разъяснил им, что это всего лишь уловка, они настояли на прекращении битвы и потребовали от него немедленно остановить стремительное наступление аль-Аштара [12] на войска Муавии, угрожая в противном случае покинуть его.

Опасаясь смуты, Али (да будет доволен им Аллах) приказал аль-Аштару отступить. Остальное известно: выбор двух третейских судей и то, что произошло в Думат эль-Джандаль между Абу Мусой аль-Ашари и Амром ибн аль-Асом (да будет доволен ими Аллах) [13].

Впоследствии лагерь Али покинула группа тех, кто не признал решение третейского суда. Они ушли в селение Харура, избрав своим начальником человека по имени Абдаллах ибн Вахб ар-Расиби. Халиф Али (да будет доволен им Аллах) попытался вернуть их добрым увещеванием, но они к нему не прислушались, и тогда он атаковал их. По преданию, из них уцелело лишь девять человек, которые рассеялись по разным странам.

Но их ряды вскоре выросли за счет тех, кто ранее отсутствовал, но вступил на их путь и вошел в их число, придерживаясь крайних идеологических убеждений и соответственным образом ведя себя на практике. Формируя свою доктрину, они, с одной стороны, резко осуждали поведение халифа Османа, а, с другой, таким же образом относились и к идее мести за его убийство [14], заявляя одновременно об отсутствии права Али на халифат и тому подобное из того, что известно о них. Впоследствии они разделились на несколько течений, что описано в книгах о религиозных общинах и толках [15].

Таков краткий очерк сведений о происхождении хариджитов и их ложной доктрине. К ним-то противники шейха Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба и причислили как его самого, так и его последователей. Появились многочисленные утверждения противников салафитского призыва о том, что сам шейх и его последователи являются хариджитами. И одним из таких клеветников был Ибн Афалик [16], который, говоря о шейхе и его последователях, завлял, что их родина Неджд – это «рог шайтана», а сами они – остатки последователей лжепророка Мусейлимы [17]. Вот, например, что писал Ибн Афалик в своем послании Ибн Муаммару: “Жителям Сирии, Йемена, двух Святынь [18] и Персии принадлежат заслуга, известные тем, кто хоть немного знает хадисы. Что же до вас, о жители Йамамы, то, как сказано в достоверном хадисе, перед вами встает край головы шайтана, и вы пребудете во зле, идущем от вашего лжеца, до Судного дня” [19].

Признаки хариджизма шейху Мухаммаду ибн Абдуль-Ваххабу и его последователям несправедливо и агрессивно приписывает и Алави аль-Хаддад (Аллах – судья ему!): “Разве они не из тех? Ведь все, что Пророк (да благословит его Аллах и приветствует) упоминал в многочисленных хадисах, касающихся признаков хариджитов, указывает на то, что Ибн Абдуль-Ваххаб и его последователи – из их числа” [20].

Ту же ложь и клевету измышляет Ас-Сауи, заявляя, будто бы ученые и простые последователи призыва шейха – хариджиты [21]. С подобной ложью солидаризируется и Ибн аль-Абидин в своем комментарии, в котором заявляет, что последователи шейха-имама подходят под определение хариджитов [22]. Сходным образом поступает и Мухсин ибн Абдуль-Керим, когда не только утверждает, что и сам основатель салафитского призыва, и его последователи являются хариджитами, но еще и характеризует их как вероотступников [23].Подхватывая данный тезис, аль-Лакнахури выставляет хариджитов предтечами ваххабитов, заявляя (Аллах – судья ему!): “Равным образом поступали их предшественники из числа хариджитов-харуритов, которые порочили повелителя правоверных Али ибн Аби Талиба (мир ему) и остальных мусульман из числа его сподвижников и соратников с помощью ложных обвинений, столь сходных с утверждениями этих ваххабитов. И если пристально вглядеться в их историю, мы увидим, что ваххабиты – из тех, кто подражает хариджитам в системе их взглядов. Кроме того, при внимательном рассмотрении обнаруживается, что шейхи хариджитов были выходцами из Неджда».[24]

Джамиль аз-Захауи утверждает, что некоторые из пророчеств Мухаммада (да благословит его Аллах и приветствует), касающихся хариджитов, относятся и к последователям шейха Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба [25].

Мухаммад Джавад Мугнийяутверждает, что ваххабиты придерживаются одного мнения с хариджитами в вопросе об обвинении в неверии (такфир).

Таковы примеры высказываний некоторых недоброжелателей призыва шейха Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба, солидарных в том, что как он сам, так и его последователи являются хариджитами. Но противники его призыва откровенно клевещут, когда заявляют: “Он объявляет мусульман неверными за их проступки подобно тому, как это делали хариджиты”. Ведь сам же шейх (да пребудет с ним милость Аллаха) уже разъяснил свою позицию в отношении совершения прегрешений в своем послании жителям Эль-Касима, подчеркнув следующее: “Я не обвиняю в неверии ни одного мусульманина, совершившего прегрешение, и не исключаю его из числа мусульман” [26]. Когда спросили шейха Хамада ибн Насера ибн Муаммара (да пребудет с ним милость Аллаха): “Вы обвиняете в неверии за совершение грехов?” – он ответил: “Это – не наши слова, а хариджитов! Это они обвиняют в неверии за прегрешения. За греховные поступки мы никого не объявляем неверным, но мы объявляем таковым того, кто творил акты неверия, как то: придание Аллаху сотоварищей в виде поклонения кому-либо или молитвенного призывания кого-либо, кроме Него” [27].

Шейх Абдур-Рахман ибн Хасан (да пребудет с ним милость Аллаха) показал, что и инициатор, и сторонники этого призыва придерживались относительно хариджитов того же мнения, что и асхабы – да будет доволен ими Аллах.[28] Потребовалось бы слишком много места, если бы мы захотели привести все то, что написали последователи салафитского призыва в качестве ответа его противникам, в особенности – по поводу обвинений шейха Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба и его последователей в хариджизме. Мы ограничимся ответом на них доктора Абдаллаха аль-Усаймина, разъяснившего принципиальные различия между взглядами шейха Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба и его последователей, с одной стороны, и взглядами хариджитов – с другой: “Наряду с тем, что противники называли шейха и его последователей ваххабитами, у них в ходу были и другие клички: ‘привносящие греховные новшества’, ‘отступники’, ‘хариджиты’, причем именно эта последняя использовалась ими чаще остальных. Видимо, это объясняется предвзятым мнением о том, что, мол, как сам шейх, так и его последователи, считая подлинными мусульманами только самих себя, уничтожали тех, кто не соглашался с ними в том, к чему они призывали, и, строго следя за соблюдением основных религиозных обрядов, проявляли нетерпимость в отношении взглядов других; кроме того, они будто бы восставали против признанного мусульманского государства”. Далее д-р аль-Усаймин продолжает: “Характерно, что даже современный автор Амир Али утверждает, будто ваххабиты являются прямыми потомками хариджитов-азракитов [29], скрывшихся некогда в Аравийской пустыне после поражения, нанесенного им аль-Хаджаджем ибн Йусуфом [30]. Он же считает, будто бы их доктрина во всем сходна с теми взглядами, которых неукоснительно придерживались последователи Нафии ибн аль-Азрака [31].

Подобные обвинения, выдвигавшиеся противниками Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба, не соответствует действительности. И сам шейх, и его последователи принципиально расходятся с хариджитами по целому ряду вопросов, особенно в том, что касается общей доктрины. Они почитают всех асхабов и не отрицают, а, наоборот, полностью признают права и заслуги Османа и Али. Их позиция по данному вопросу и по вопросу об имамате в целом является следованием суннитской доктрине. Очевидно также, что если для хариджитов вопрос об имамате был основным, то в работах шейха и его последователей данному вопросу уделяется весьма незначительное место, и их позиция сводится к тому, что они согласны с необходимостью подчинения правителю, даже если он – из эфиопских рабов или является деспотичным, лишь бы он только не приказывал не повиноваться Аллаху.

К сказанному следует добавить, что Мухаммад ибн Абдуль-Ваххаб вырос в аравийской области Неджд, которая в его времена не находилась под властью большого мусульманского государства, т.е. под властью османского султана [32], а представляла собой область, разделенную на мелкие эмираты, не признававшие себя подвластными Стамбулу. Следовательно, не соответствует действительности утверждение о том, будто бы шейх и его сподвижники восставали против верховного мусульманского государства. Истина состоит в том, что по крайней мере вплоть до конца XIII века Хиджры они защищали самих себя и свое собственное существование. А их походы в Эль-Хасу, в ту эпоху также не входившую в состав Османской империи, а также в Хиджаз и Ирак имели место после военных экспедиций правителей перечисленных областей против тех районов, которые находились под их влиянием.

Одним из важнейших расхождений между шейхом (вместе с его последователями) и хариджитами является позиция каждой из сторон в отношении тех, кто совершил великое прегрешение, но не впал в многобожие. Хариджиты объявляют такого человека неверующим. Однако шейх и его последователи, напротив, следуют в данном вопросе суннитской доктрине (мазхаб ахль ас-сунна ва-ль-джамаа), считая такого человека распутником или нечестивцем, но не исключая его из числа мусульман.

Как уже упоминалось, некоторые противники шейха пытались даже использовать то случайное совпадение, что его родная область в прошлом была родиной лжепророка Мусейлимы и его сторонников. Вдобавок они использовали еще хадисы, в которых звучало неодобрение по отношению к выходцам из Неджда вообще, заявляя, например: “Этот шейх – из потомков Зу аль-Хувейсара ат-Тамими, о котором Пророк (да благословит его Аллах и приветствует) сказал, что из его потомков выйдут те, кто отступят от веры, подобно стрелам, пущеным из колчана”. Шейху и его последователям не составляло труда ответить на подобные выпады своих противников, ибо, как подчеркивали они, географическое место не может служить мерилом для сопоставления высказываний и убеждений. Ведь и на родине любого пророка можно было в те или иные времена найти проявления многобожия, неверия и безбожия. Достаточно вспомнить Досточтимую Мекку, в которой поклонялись идолам и в которой вырос Посланник Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует). Кроме того, отмечали они, в упоминаемых хадисах имеется в виду Неджд иракский, а те, о ком Пророк (да благословит его Аллах и приветствует) говорит как о будущих отступниках из числа потомков Зу аль-Хувейсара, – это хариджиты-харуриты [33], восставшие против Али ибн Аби Талиба – да будет доволен им Аллах.

С другой стороны, сторонники шейха ясно и четко заявляют, что их призыв был нацелен на то, чтобы возродить доктрину единобожия и Сунну в условиях, когда от ислама уже не оставалось ничего, кроме названия. При этом они всегда подчеркивали, что идя путем, проложенным благочестивыми предками мусульманской общины, они придерживаются позиции суннитов, основываясь на единодушии в подходах к основам веры и следуя мазхаб имама Ахмада ибн Ханбала, когда речь идет о ее отдельных отраслях или фикхе» [34]. На этом заканчиваются слова доктора Абдаллаха аль-Усаймина.

Не соответствуют истине и утверждения противников шейха Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба о некоей связи между его призывом и ваххабитами-рустамидами и о том, что этот призыв оказывается продолжением идей и направления Абдуль-Ваххаба ибн Рустама аль-Хариджи. Для прояснения вопроса мы приведем некоторые сведения, относящиеся к Абдуль-Ваххабу ибн Рустаму, чтобы вскрыть главную цель тех, кто утверждает, будто бы призыв шейха Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба является продолжением идей, направления и убеждений Абдуль-Ваххаба ибн Рустама. [35]

Основатель государства Рустамидов в городе Тахерте в Магрибе [36] Ибн Рустам, почувствовав в 171 г.х. приближение своей кончины, завещал власть семи государственным деятелям, среди которых были его сын Абдуль-Ваххаб и некий Йазид ибн Фандик, но присягу на верность принесли Абдуль-Ваххабу, что дало начало конфликту между ними.

Ибадизм – религиозное направление, которого придерживался Ибн Рустам со своими сторонниками [37], – разделился на две ветви: аль-ваххабийя (название, восходящее к Абдуль-Ваххабу ибн Абдур-Рахману ибн Рустаму) и ан-накарийя. Между обеими сторонами начались кровавые столкновения, закончившиеся поражением ан-накарийя и гибелью ее лидера Ибн Фандика. В период слабости представителей ан-накарийи к ним присоединились василиты-мутазилиты [38].

Абдуль-Ваххаб ибн Рустам на склоне лет решил совершить хадж, однако его сподвижники посоветовали ему не отправляться в путь, опасаясь Аббасидов [39]. Абдуль-Ваххаб, считающийся основателем государства Рустамидов, широко распростершегося в Северной Африке, скончался в 211 году хиджры. [40]

Французский автор Шарль Андрэ в своей «Истории Северной Африки» описывает ее хариджитских правителей, рассказывает, в частности, о государстве Рустамидов в Тахерте, дает подробные сведения о верованиях и культурных особенностях хариджитов. Он убедительно показал, что хариджиты отличаются от суннитов по своим религиозным убеждениям.[41]

Альфред Белл в своей работе «Исламские группировки в Северной Африке от арабского завоевания до наших дней», повествуя о хариджитах-ваххабитах, отмечает, что последователи Абдуль-Ваххаба ибн Рустама отличались бóльшим религиозным ригоризмом, чем остальные ибадиты, и ненавидели шиитов так же, как и суннитов. [42]

Приведенный нами краткий очерк обнаруживает, что об ибадитско-хариджитских группировках известно многое, причем в значительной мере потому, что Абдуль-Ваххаб ибн Рустам сделал Тахерт идейным центром и открыл дискуссионый диалог с суннитскими учеными (алимами), в ходе которого, насколько можно судить, подвергались критике взгляды хариджитов, противоречащие взглядам приверженцев Сунны и согласия. Именно в этот диалог уходят корни представлений алимов и факихов Магриба относительно ибадитско-хариджитской группировки и ее идейных убеждений.

Колонизаторы же и другие заинтересованные стороны воспользовались той же основой для разжигания взаимной враждебности среди мусульман, навешивая на новый религиозный призыв, возникший ради исправления идейных позиций, старые одежды, ассоциируемые с осуждением и неприязнью.

Англичане, например, ощутили последствия салафитского призыва шейха Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба в Индии – важнейшем для себя регионе, колонизацией и захватом богатств которого они так гордились, когда индийские мусульмане подхватили этот призыв под руководством исламского проповедника имама Ахмада ибн Урфана аш-Шахида и его последователей. [43] Тот же самый призыв бросил вызов неверным из числа сторонников
движения Кадианийи [44], которое англичане хотели использовать в качестве средства для достижения своих целей.

Отсюда понятно раздражение англичан, их стремление покончить с призывом шейха Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба (да пребудет с ним милость Аллаха!), который вновь взбудоражил исламский мир, стал новым стимулом к восприятию ислама, исходя из его чистых источников – Книги Аллаха и Сунны Его Посланника Мухаммада (да благословит его Аллах и приветствует). Не случайно англичане приложили немалые усилия и старания для достижения этой цели.

О том, как напугано и обеспокоено было британское правительство новым салафитским призывом, свидетельствует поездка Сэдлиера [45], заместителя главы британской администрации Восточной Индии, который предпринял трудное путешествие из Индии, чтобы добраться до Эр-Рияда и побывать на руинах Дир‘ии, разрушенной Ибрагимом-пашой [46] по предварительному сговору с англичанами, дабы лично убедиться в том, что с главным оплотом салафитского призыва покончено.Лишь успокоившись на этот счет, Сэдлиер продолжил свой путь к Ибрагиму-паше, чтобы встретиться с ним в Абар Али, неподалеку от Пресветлой Медины, и передать ему свои поздравления.

Сыграли свою роль и французы, обнаружив тот интерес, который к призыву шейха Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба (да пребудет с ним милость Аллаха!) проявили марокканцы в лице султана Марокко Сиди [47] Мухаммада ибн Абдаллаха аль-Алауи, начавшего бороться против греховных новшеств и суеверий, равно как и против суфийских братств, призывая вернуться к Сунне. [48] Вот как характеризует этого правителя французский историк Шарль Жюльен: «Сиди Мухаммад, человек набожный и богобоязненный, узнал от паломников о распространении ваххабитского движения на Аравийском полуострове и его поддержке Саудидами. На него произвели большое впечатление лозунги движения, о чем свидетельствуют его слова: “Я –последователь маликитского мазхаба и ваххабит по своим убеждениям”. Его религиозное рвение подвигло его к уничтожению сомнительных религиозных книг, поддерживавших ашаритский мазхаб [49], а также к разрушению некоторых завий [50]».[51]

Итальянцев встревожил тот реформаторский призыв, с которым под влиянием призыва шейха Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба выступил в Ливии Мухаммад ибн Али ас-Сенуси с целью практического, реального возвращения ислама к его первоначальной чистоте и его истинному состоянию в душах людей, а также с целью отпора итальянским оккупантам, которые были заинтересованы лишь в эксплуатации богатств Ливии и расколу среди
мусульман.

Голландцев же встревожил тот ощутимый всплеск интереса и стремления к исламу, который они обнаружили на островах Суматра, Ява и Сулавеси, и который был инициирован индонезийскими паломниками, совершавшими хадж. В ходе его они имели возможность познакомиться с исправительным призывом шейха Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба и воспринять его, убедиться в его несомненной пользе для веры, в его искренности и чистоте, в отсутствии в его основах чьих-либо личных амбиций. И этот призыв они донесли до своей родной страны, положив тем самым начало ряду движений, например, “Аль-Джам‘ийя аль-Мухаммадийя” в Джакарте, нацеленных на искоренение греховных новшеств и суеверий в сфере исламского образования.

Призыв Мухаммада Абдуль-Ваххаба оказал свое влияние и на европейцев, часть турок и африканцев, вызвав также значительный интерес к себе среди мусульман Сирии, Египта, Ирака, Афганистана и других стран.

Колонизаторы сотрудничали с некоторыми представителями османских властей, следуя своей линии на натравливание мусульман друг на друга с целью их ослабления. Ради ее достижения они старались вызывать из прошлого и приводить в движение то, что отвечало их корыстным устремлениям. Ради нее же они стали внушать невежественным и малограмотным людям, которые не читают и не вдаются в смысл услышанного (а таковых подавляющее большинство) ложные мысли о том, будто бы этот новый призыв – призыв шейха Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба, возникший на Аравийском полуострове, - есть не что иное, как продолжение разнузданного рустамидского хариджизма, противостоящего подлинной мусульманской доктрине и практике.

Взяв порочные стороны проповеди Абдуль-Ваххаба ибн Рустама, европейцы приписали их салафитскому призыву шейха Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба, воспользовавшись сходством их имен (Абдуль-Ваххаб). Таким способом они решали свою задачу очернения доброго имени шейха и его призыва, возбуждения в людях неприязни к нему, страшась возвращения мусульман на праведный путь.

________________
[1] «Ад-дурар ас-санийя», ч.1, стр. 127-129.
[2] Коран, Сура 47 – “Мухаммад”, аят 19.
[3] Т.е. многобожниками.
[4] Сура 24 – “Свет”, аят 16.
[5] Сура 4 – “Женщины”, аят 116.
[6] Барзах (букв. ‘перешеек’, ‘переход’) – период нахождения покойного в могиле с момента его погребения и вплоть до Дня воскресения из мертвых.
[7] Исповедальников, мучеников за веру.
[8] Имеются в виду аяты Корана, в которых говорится о бессмертии исповедальников: "Не говорите о тех, кого убивают на пути Аллаха: “Мертвые”, нет, живые! Но вы не чувствуете" – Коран, Сура 2 “Корова”, аят 154.
[9] Земного и Небесного.
[10] Этот хадис приводит Муслим
[11] Муавия (ум.680) – основатель династии Омейядов и ее первый халиф, происходивший из мекканского племени курейш. С 639 г. наместник халифа в Сирии. В 657 г. вступил в вооруженную борьбу с халифом Али, после убийства которого хариджитами был признан в 661 г. халифом. Основал наследственный халифат Омейядов со столицей в Дамаске.
[12] Малик аль-Аштар – сподвижник Пророка, выступивший на стороне имама Али в ходе его борьбы с Муавией; командовал войском имама в битве при Сиффине.
[13] Арбитр со стороны Муавии побудил арбитра с противоположной стороны признать Али недостойным халифата, что оказалось роковым для него. Уже через месяц с небольшим после арбитражного разбирательства, в апреле 658 г. сирийцы присягнули Муавии как халифу, а после гибели Али он смог распространить свою верховную власть на весь Халифат.
[14] Осман (Усман) ибн Аффан – третий из четырех первых, праведных халифов, из рода Омейя. По его инициативе был составлен сводный текст Корана, а списки Откровения, не вошедшие в него, были, по его приказу, уничтожены. В 656 г. в результате конфликта с делегацией мятежных египтян Осман был убит ими и примкнувшими к ним другими недовольными его политикой.
[15] Абдур-Рахман ибн Ахмад аль-Бухкали. – «Нафх аль-ауд фи сират аш-Шариф Хамуд». Под редакцией Мухаммада аль-Укайли. Эр-Рияд, Дар аль-малик Абдуль-Азиз. 1402 г.х., стр.124.
[16] «Даава аль-мунавиина ли даават аш-шейх Мухаммад ибн Абдуль-Ваххаб» (Враждебные посягательства в отношении призыва шейха Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба., стр. 178.
[17] Мусейлима (уничижительное от Маслама) – один из главных соперников Пророка Мухаммада (да благословит его Аллах и приветствует), претендовавший на пророческую миссию. Происходил из племени ханифа, обитавшего в Йемаме – земледельческой области Восточной Аравии. После смерти Мухаммада (да благословит его Аллах и приветствует) ему удалось временно отколоть от ислама часть принявших его жителей Аравии. В 634 г. халиф Абу Бакр организовал военный поход в Йемаму под предводительством Халида ибн аль-Валида, разбившего в сражении при Аркабе отряды сторонников Мусейлимы, который погиб в нем вместе со своими основными сподвижниками. С его движением было покончено, началась консолидация ислама.
[18] Т.е. Мекки и Медины.
[19] Послание Ибн Афалика Ибн Муаммару, стр. 49.
[20] Алави ибн Ахмад аль-Хаддад. – «Мисбах аль-анам ва джала аз-залям». Каир, Издательство «Аль-Амира», 325, стр. 25.
[21] «Да‘ва аль-мунавиина ли да‘ват аш-шейх Мухаммад ибн Абдуль-Ваххаб», с. 180.
[22] Там же, с. 180.
[23] Там же, с. 180.
[24] Али Наки аль-Лакнахури. – «Кашф ан-никаб ан акаид Абдуль-Ваххаб». Эн-Неджеф, Издательство «Аль-Хайдарийя», 1345 г.х., стр. 77.
[25] Подробнее о высказываниях аз-Захауи см.: «Аль-Фаджр ас-Садык», тр. 20.
[26] Собрание сочинений Шейха, ч. 1, стр. 11.
[27] «Ад-дурар ас-санийя», ч. 8, стр. 208.
[28] Абдаллах ибн Салих аль-Усаймин. – «Аш-шайх Мухаммад ибн Абдуль-Ваххаб – хайятуху ва фикруху». Эр-Рияд, Дар аль-улюм, 1412 г.х., стр. 118.
[29] Азракиты – последователи Нафи‘а ибн аль-Азрака. Самая крайняя и непримиримая из хариджитских общин. Зарождение общины азракитов относится к 80-м годам VII века, когда Нафи‘а ибн аль-Азрак возглавил мощное восстание хариджитов в Ираке. Иллюстрацией исходных позиций азракитов может служить факт их объявления неверующими даже таких деятелей, как праведные халифы Али и Осман, а также исповедовавшийся ими принцип “религиозного убийства”. Мусульманина, совершившего тяжкий грех, они однозначно объявляли ‘неверующим’, обреченным на вечные муки в аду.
[30] аль-Хаджадж ибн Юсуф – наместник Ирака и Персии при омейядских халифах Абдул-Малике, аль-Валиде и Сулеймане. Впервые отличился своей крайней жестокостью и беспощадностью при подавлении движения Абдаллаха ибн Зубайра, претендовавшего на Халифат в 683-692 гг. В ходе войны с Ибн Зубайром в 692 г. Хаджадж осадил Мекку, применив при этом катапульты, разрушившие Святой город. Впоследствии он жестоко расправился с антиомейядскими силами в Ираке: шиитами (695 г.) и хариджитами (696 г.); при нем было положено начало арабскому завоеванию Средней Азии (712-713 гг.).
[31] Абдаллах ибн Салих аль-Усаймин. – «Аш-шайх Мухаммад ибн Абдуль-Ваххаб – хайятуху ва фикруху». Эр-Рияд, Дар аль-улюм, 1412 г.х., стр. 118.
[32] Там же, стр. 118-119.
[33] Имеются в виду те 12 тысяч человек, что покинули лагерь халифа Али в знак протеста против перемирия, на которое он вынужден был согласиться в ходе обещавшего ему победу сражения при Сиффине (см. выше). Покинув лагерь, находившийся во время перемирия под г.Куфа (Ирак), они удалились в селение Харура, по названию которого были первоначально названы харуритами, а затем уже и более содержательным названием хариджиты (букв. ‘вышедшие’, ‘покинувшие’, ‘выступившие против’).
[34] Абдаллах ибн Салих аль-Усаймин. – «Аш-шайх Мухаммад ибн Абдуль-Ваххаб – хайятуху ва фикруху», стр.
117-120.
[35] Опровержение такого утверждения сделал доктор Мухаммад ибн Саад аш-Шувайар в статье, опубликованной в «Маджаллат аль-бахс аль-исламий» (№ 8(28) от 1404 г.х., стр. 52-62) под заголовком: «Исправление одной исторической ошибки». Сведения, касающиеся Абдуль-Ваххаба ибн Рустама, заимствованы из нее.
[36] Магриб – традиционное арабское название регионов Северной Африки, включающих в Марокко, Ливию, Алжир и Тунис.
[37] Ибадиты (абадиты) – последователи Абдаллаха ибн Ибада (2-ая половина VII в.), образовавшие наиболее “умеренную” из четырех основных хариджитских ветвей. Поводом послужил раскол, произошедший в 684 г.х. среди хариджитов Басры (Ирак), когда их “умеренное” крыло во главе с Абдаллахом ибн Ибадом, отказалось поддержать азракитов и выступить вместе с ними в военный поход против Омейядов. Ибадитская пропаганда имела успех во многих провинциях Халифата, но особенно – в Северной Африке, где в 70-х годах VIII века хиджры образовалось ибадитское государство Рустамидов, политическим и религиозным центров которого стал г.Тахерт.
[38] В данном случае автор, имея в виду му‘тазилитов в целом, дает им еще дополнительную характеристику, связанную с именем одного из основоположников му‘тазилизма – Абу Хузайфы аль-Газзаля Василя ибн ‘Ат (699-748 г.х.).
[39] Аббасиды – вторая династия халифов (749-1258), пришедшая на смену первой – Омейядов (см. выше). При Аббасидах завершилось создание Арабского халифата – крупнейшей после империи Александра Македонского мировой державы, павшей под ударами монгольских нашествий. Эпоха Аббасидов прославилась расцветом мусульманской государственности, наук и культуры.
[40] Подробнее см. Абдуль-Азиз Салим и др. – «Аль-Магриб аль-кебир», ч. 2. Бейрут, «Дар ан-нахда аль-арабийя», стр.51-57.
[41] Подробнее см.: Шарль Андрэ. – «Тарих Ифрикийя аш-шималийя» (перевод на арабский Мухаммада Мзали и
Башира ибн Саламы), ч. 2, стр.41-48.
[42] Подробнее см.: Альфред Белл. – «Аль-фирак аль-исламийя фи шималь Ифрикия» (перевод на арабский
Абдаллаха Бадави), стр.140-151.
[43] Подробнее см.: Мухаммад Камаль Джума. – «Интишар даават аш-шейх Мухаммад ибн Абдуль-Ваххаб хариджа аль-джазирати аль-арабийя»,стр. 62-87.
[44] Кадиания, или Ахмадия – псевдоисламское течение, образовавшееся в середине XIX в. в Британской Индии в результате проповеди Гуляма Ахмада Мирзы, провозгласившего себя Мессией (т.е. Христом). Особенность этого течения, получившего поддержку англичан, в том, что оно отказалось от джихада (вооруженной борьбы) как от одного из догматов религии.
[45] Дж.Сэдлиер – английский офицер, первым из европейцев пересекший Аравийский полуостров с востока на
запад в 1819 г., и посетивший при этом развалины Дир‘ии.
[46] Ибрагим-паша (1786-1848) – египетский военачальник и государственный деятель, последовательно занимал ряд высших постов в вассальном от Османской империи Египте. Приобрел известность после возглавлявшейся им военной кампании против ваххабитов в Аравии в 1816-1818 гг. В 1824-27 гг. командовал египетскими войсками, участвовавшими в подавлении греческого национально-освободительного движения 1821-29 гг. С 1847 г. – фактический правитель Египта, с 1848 г. – его наследный паша.
[47] Традиционный титул марокканских султанов и королей.
[48] Подробнее см.: Мухаммад Камаль Джума. – «Интишар даават аш-шейх Мухаммад ибн Абдуль-Ваххаб хариджа аль-джазирати аль-арабийя»,стр.235.
[49] Ашариты – представители одной из основных школ калама (рационалистического толкования Корана),
получившей свое название по имени своего ведущего идеолога аль-Аш‘ари (ум. в 935 г.).
[50 Завия (завийа) – келья, обитель мусульманского мистика.
[51] Подробнее см.: История Северной Африки, ч. 2., с. 311.
Юсуф аль Ашари
 
Сообщений: 600
Зарегистрирован: 13 окт 2010, 13:35

Re: ЖИЗНЬ ШЕЙХА МУХАММАДА ИБН АБДУЛЬ-ВАХХАБА

Сообщение »

Обвинение в адрес шейха Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба и его последователей в том, что они объявляют мусульман неверными, и опровержение этого обвинения


Одно из обвинений, выдвигавшихся против шейха Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба и его последователей, состояло в том, что они якобы допускают возможным обвинять людей киблы [1] в неверии и считают дозволенным убийство мусульман. Такие обвинения повторялись многими противниками в различные времена как в устной, так и в письменной форме.

Несомненно, что вопрос об обвинении в неверии – один из наиболее важных и серьезных доктринальных вопросов. Поэтому шейх Мухаммад ибн Абдуль-Ваххаб и его последователи уделили ему столь большое внимание, ясно и четко сняв все связанные с ним сомнения, убедительно осветив и систематизировав всю касающуюся его проблематику. [2]

Ложное обвинение в адрес шейха Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба и его последователей в том, что они объявляют мусульман неверными, звучало еще при его жизни, и он лично его опроверг. И тем не менее, оно продолжает вновь и вновь повторяться противниками его призыва. Мы приведем примеры ложных измышлений и заведомой клеветы противников салафитского призыва по поводу обвинения в неверии в том виде, как это представлено в их сочинениях или устных заявлениях. Затем мы покажем, как подобные обвинения опровергались самим шейхом Мухаммадом ибн Абдуль-Ваххабом и учеными, разделявшими его салафитский призыв.

Ибн Афалик одним из первых выступил с измышлениями против Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба, упрекая его в обвинении мусульман в неверии. “Этот человек, – говорил он о шейхе Мухаммаде ибн Абдуль-Ваххабе в своей полемике с Османом ибн Муаммаром [3] – не только обвинил в неверии мусульманскую общину (умму), он обвинил еще во лжи Посланников Аллаха и объявил их и их уммы виновными в многобожии”. [4] Обращаясь к Ибн Муаммару, он говорил: “Вы сделали обвинение членов семьи Пророка в неверии, их поношение и проклятия по их адресу одной из основ вашей религии”. [5] Продолжая свою клевету с целью отвратить Ибн Муаммара от поддержки салафитского призыва Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба, он заявляет: “Именем Аллаха он преступно поклялся в том, что иудеи и многобожники нынче лучше, нежели вся эта умма”. [6]

Клевещет по этому вопросу и аль-Каббани, утверждая, что шейх “обвинил в неверии всю эту умму целиком, объявляя неверным каждого, кто не признавал, что она оказалась в заблуждении и состоянии неверия”. [7]

Упорнейший оппонент Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба Ибн Сухейм в его уже упоминавшемся послании ученым (алимам) пишет: «А также он утверждает, что “в последние шестьсот лет люди пребывают в полном неверии”». Усугубляя свою ложь, он продолжает: «Наиболее опасно то, что всякого, кто не соглашается со всем, что он утверждает, и не свидетельствует, что это – истина, он объявляется неверным; а кто согласен с ним и следует его путем, поверив ему, тому он объявляет: “Ты – единобожник”, даже если такой человек является законченным нечестивцем». [8]

Мухаммад ибн Мухаммад аль-Кадири в своем ответе на полученное им от имама Абдуль-Азиза ибн Мухаммада ибн Сауда [9] послание лживо заявляет: “Если бы ты отнесся к данному вопросу вдумчиво и доверился бы разуму, то не занимался бы бездоказательным обвинением общины Мухаммада [10] в многобожии, ибо подобный подход есть не что иное, как своеволие, вред и отрешение от истины”. [11]

А вот что измышлял о шейхе аль-Хаддад: «Если кто-либо желает принять его веру, он говорит ему: “Свидетельствуй о себе, что ты был неверным, и свидетельствуй о своих родителях, что они умерли неверными, и свидетельствуй относительно такого-то и такого-то алима, что они – неверные”. И если человек свидетельствует, он принимает его, а если нет – он его убивает».[12]

Среди подобных оппонентов был и Хасан ибн Омар аш-Шатти, утверждавший, что отличительной чертой Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба было “обвинение мусульман в неверии и убежденность в допустимости проливать их кровь, захватывать их имущество и брать в неволю их детей”. [13]

Сходные наветы на шейха возводил и аль-Лакнахури, заявляя: “Как известно, его убеждения состоят в том, что все мусульмане, кроме последователей его толка, являются неверными многобожниками и что дозволяется захватывать их имущество, проливать их кровь и обращать их в рабов, причем для подкрепления своих доводов он измышляет то, о чем Аллах ничего не говорил”. [14]

По аналогичному поводу другой оппонент шейха, Осман ибн Мансур, говорит: “Аллах послал испытание жителям Неджда и всего Аравийского полуострова в лице того, кто выступил против них и стал обвинять умму в неверии – как знатных, так и простолюдинов, и убивать их всех без разбора, за исключением тех, кто был согласен с ним и поддержал его. [15]

Показательны и лживые утверждения Дахляна [16], который пишет о шейхе и его сторонниках: «Они открыто заявляли о неверии всей уммы на протяжении последних шестисот лет, и первым, кто заявил такое, был Мухаммад ибн Абдуль-Ваххаб; они же лишь пошли по его стопам. И если какой-либо человек, уже совершивший ранее хадж к святыням ислама, принимал его веру, они говорили ему: “Соверши хадж еще раз, ведь первый раз ты совершил его, будучи еще многобожником, а потому он тебе не засчитывается”». [17]

С клеветническими измышлениями в адрес шейха по поводу обвинения мусульман в неверии выступал и аз-Захави, который писал: «Затем он сочинил для Ибн Сауда трактат под названием “Развенчание вымыслов о Создателе земли и небес”, в котором объявил неверными всех мусульман и утверждал, что люди на протяжении последних шестисот лет пребывают в неверии» [18]. Далее он заявил (Аллах ему судья!): “Одним из еретических заблуждений, вокруг которых сгруппировались вероотступники-ваххабиты, стало обвинение в неверии всех несогласных с ними мусульман”. [19]

А вот как клеветнически описывал Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба Ахмад Рида Хан: “Ему мало доставлять себе удовольствие, объявляя неверными своих предков, ему нужно еще обвинить в неверии всех мусульман, в том числе и их предстоятелей (имамов). После создания своей новой религии Ибн Абдуль-Ваххаб объявил о том, что исламская умма на протяжении последних шестисот лет погружена во мрак многобожия, и ваххабиты подхватили затем это заявление своего предводителя” [20].

С измышлениями о шейхе Мухаммаде ибн Абдуль-Ваххабе и его последователях выступил и Мухаммад ибн Наджиб Сукийя: “Их мазхаб состоит в том, чтобы объявлять неверными умерших и обвинять в многобожии живущих из числа единобожников. И если кто-либо спросит, из чего я исхожу, говоря об их обвинении в неверии и многобожии со стороны ваххабитов, то ответ здесь простой: об этом ясно говорится в их посланиях и книгах” [21].

А вот слова современного оппонента салафитского призыва Мухаммада Джавада Мугнийи: “Не вызывает сомнения, что ваххабиты подразумевают под единобожниками лишь самих себя, а под многобожниками – всех остальных мусульман без исключения” [22].

Таковы образчики лживых утверждений о том, что шейх Мухаммад ибн Абдуль-Ваххаб и его последователи объявляют мусульман неверными. Такие обвинения раздавались уже при жизни шейха, и он имел возможность опровергать их так же, как это впоследствии делали его сторонники. Его ответы, примеры которых мы дадим ниже, были многочисленными, поскольку вымыслы о том, что он будто бы объявляет мусульман неверными и разрешает проливать их кровь, получили хождение в большинстве мусульманских стран и распространялись подобно огню среди сухой травы. И шейх (да пребудет с ним милость Аллаха) прилагал много усилий для того, чтобы доказать несостоятельность того, что ему приписывалось, рассылая соответствующие опровержения по разным странам. Вот, например, выдержка из его послания к жителям Эр-Рияда и Манфухи [23]: «Вы говорите, что мы объявляем мусульман неверными и задаете вопрос: “Как вы можете так делать? Как вы можете так поступать?”, – но ведь мы не обвиняем мусульман в неверии, мы объявляем неверными лишь многобожников» [24].

В другом послании, адресованном Мухаммаду ибн ‘Иду, одному из старейшин Тармиды [25], он говорит, в частности, следующее: «Что же до утверждений моих противников о том, что я обвиняю в неверии на основании собственного предположения и со слов других, или же что я объявляю неверным человека невежественного, против которого не выдвинуто никаких доказательств, то все это – великая ложь, с помощью которой хотят отвратить людей от веры Аллаха и Его Посланника» [26].

В послании жителям Эль-Касима шейх (да пребудет с ним милость Аллаха) опровергает вымыслы своего непримиримого противника Ибн Сухейма, отклоняя его надуманные обвинения по данному поводу: «Аллах ведает, что сей человек выдумал то, чего я не только не говорил, но о чем и не думал вовсе. Например, он приписывает мне слова о том, что люди в течение последних шестисот лет находятся в полном неверии. И что я будто бы объявляю неверными тех, кто прибегает за помощью к праведникам. И что я будто бы обвиняю в неверии аль-Бусайри. В ответ на все это я говорю: "Слава Тебе [27]! Это – великая ложь"» [28].

В послании шерифу Мекки [29], отвечая на его вопрос относительно объявления мусульман неверными, Мухаммад ибн Абдуль-Ваххаб писал: “Ложью и клеветой, посредством которой людей отвращают от религии Аллаха и Его Посланника, являются россказни о том, что мы будто бы огульно объявляем людей неверными и предлагаем переселяться к нам тех, кто доказал свою веру; что будто бы объявляем неверным того, кто сам никого еще не обвинил в неверии и кто никого не убил, и так далее, и тому подобное” [30].

А вот что шейх-имам писал правителю Йемена Исмаилу аль-Джара‘и: «Россказни о том, что мы будто бы огульно объявляем людей неверными, – не более чем наветы врагов, которые с их помощью отвращают людей от этой религии. В ответ мы говорим: "Слава Тебе! Это – великая ложь'» [31].

В послании к Абдур-Рахману ас-Сувейди Мухаммад ибн Абдуль-Ваххаб писал: “И ополчились против нас с воинством шайтана, распространяя клевету, которую человек мыслящий постыдился бы пересказывать, не говоря уж о том, чтобы измыслить (в том числе и то, о чем вы упоминали), будто бы я объявляю всех людей неверными, кроме тех, кто последовал за мной. И будто бы я утверждаю, что ваши бракосочетания – недействительны. Удивительно, как подобное могло прийти на ум человеку мыслящему? Чьи это слова – мусульманина или неверного? Человек здравомыслящего или безумца?” [32].

Не уставал опровергать подобные обвинения и сын шейха-имама Абдаллах ибн Мухаммад ибн Абдуль-Ваххаб: «Безосновательна скрывающая истину и обманывающая людей ложь в наш адрес о том, что мы будто бы огульно объявляем людей неверными – как наших современников, так и тех, кто жил в течение последних шестисот лет, за исключением тех, кто соглашается с нашей позицией. Такой же ложью является и то, что мы не принимаем присяги на верность до тех пор, пока человек не признает, что ранее был многобожником, а его родители умерли, придавая Аллаху сотоварищей [33]. На все эти и прочие измышления, мы, обнаруживая их, неизменно отвечали и отвечаем: "Слава Тебе! Это – великая ложь". И каждый, кто говорил или писал о нас что-либо в подобном духе, лгал и измышлял клевету. Кто же имел возможность непосредственно познакомиться с нами и нашими делами, бывал на наших собраниях, воочию видя то, что мы собой представляем, тот не мог не удостовериться в том, что все это измышлено и возведено на нас врагами веры и собратьями шайтана, дабы отвратить людей от искренней приверженности вере в Единого Аллаха Всевышнего, безусловного поклонения Ему и отвержения всех видов многобожия, о котором сказано, что Аллах не прощает именного этого греха, прощая, кроме него, все остальное, кому пожелает. Мы убеждены, что при таком условии, если кто и совершил и даже повторил какой-либо из великих грехов, будь то несправедливое убийство мусульманина, прелюбодеяние, взимание ростовщического процента, питье вина, тот не исключается из-за этого из исламской орбиты, но остается в ней навечно и пребывает в области пребывания, коль скоро умер единобожником, соблюдая при жизни все обряды поклонения» [34].

Когда об обсуждаемых измышлениях спросили внука Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба шейха Абдуль-Азиза ибн Хамада, он ответил (да пребудет с ним милость Аллаха!): «Что касается второго вопроса “Является ли область тех, кто не присоединился к вашему имамату [35] и не стал подданным вашего государства, областью неверия, областью войны и т.п.?”, то мы отвечаем с Божьей помощью: “Наше убеждение, наша вера в Аллаха состоят в следующем: кто исповедует ислам и повинуется своему Господу в том, что Он повелел, и отвращается от того, что Он запретил и от чего Он удерживает, тот является мусульманином, его кровь и имущество запретны, как предписывает Коран, Сунна и единодушное мнение мусульманской общины. И мы не обвиняли в неверии никого из исповедующих ислам, за то, что он не вошел в число наших сторонников и не присоединился к нашему государству, но лишь тех, кого назвали неверными Аллах и Его Посланник. А кто утверждает, будто бы мы огульно обвиняем людей в неверии или же предлагаем переселяться к нам тех, кто сумел проявить свою веру в своей родной стране, тот измышляет ложь и клевету» [36].

Другой внук Мухаммада Абдуль-Ваххаба, шейх Абдуль-Лятыф, подчеркивал, что его дед страшился обвинять людей в неверии: “Шейх Мухаммад (да пребудет с ним милость Аллаха!) – из тех, кто больше других удерживался от обвинения в неверии, а потому не решался объявить неверным даже человека невежественного, призывающего не Аллаха, но обитателей могил или кого-либо еще, если никто не смог дать ему должного увещевания и донести до него доказательство того, что его греховные деяния есть неверие” [37]. Разъясняя суть убеждений шейха Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба по вопросу обвинения в неверии, шейх Абдуль-Лятыф писал: “Он обвиняет в неверии лишь применительно к ситуациям, относительно которых мусульмане уже пришли к единодушному суждению, т.е. к таким, что связаны с большим многобожием и отсутствием веры в знамения Аллаха и Его Посланников после того, как грешащему этим были даны доказательные аргументы о недопустимости поклонения праведникам и обращения к ним с мольбами наряду с Аллахом, что приравнивало бы их к Нему в отношении поклонения и обожествления” [38].

Шейх Абдуль-Лятыф (да пребудет с ним милость Аллаха!) показал, что всякий, кто познакомился бы с жизнеописанием шейха Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба, осознал бы его непричастность к лживым выдумкам о нем: “Всякий здравомыслящий человек, познакомившийся с жизнью Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба (да пребудет с ним милость Аллаха!), ведает, что он – не только один из величайших людей, оказавший почет знанию, уважение и защиту ученым, но и тот, кто предписывал следовать примеру их поведения. В неверии же он обвинял лишь тех, кого обвинял в том же Аллах и Его Посланник и относительно кого достигалось единодушное мнение уммы, например – тех, кто брал себе каких-либо божеств, приравнивая их к Господу миров” [39].

Ас-Сахсавани, опровергая выдвигавшееся Дахляном обвинение в адрес шейха и его последователей по поводу обвинения мусульман в неверии, говорит: “Шейх и его последователи не объявляли неверными кого-либо из мусульман и не считали, что лишь они сами являются мусульманами, а те, кто противоречит им, – многобожники. И они не объявляли дозволенным убивать людей Сунны и захватывать их женщин. Я встречал немало людей знания из числа последователей шейха, читал многие их сочинения и не нашел ни малейших оснований или признаков подобного, так что все это – клевета и вымыслы” [40].

С этим опровержением ас-Сахсавани солидаризуется Рашид Рида, заявляя: “Напротив, в этих книгах содержится то, что расходится с россказнями о нем. Из них явствует, что они [41] обвиняют в неверии лишь того, кто совершил деяние, считающееся актом неверия согласно единодушному мнению всей уммы” [42].

Шейх Сулейман ибн Сахман (да пребудет с ним милость Аллаха!), защищая шейха, пишет: “Он (да пребудет с ним милость Аллаха!) верил в то, во что верил Посланник Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует), его асхабы, благочестивые предки уммы и ее ученые. В неверии же он обвиняет лишь того, кого обвиняет в неверии Аллах, Его Посланник и умма по своему единодушному согласию. Благожелательно относясь ко всем мусульманам и алимам, он верует в то, о чем гласит Коран и что закреплено в хадисах, а также в предписания относительно неприкосновенности жизни, имущества и достоинства мусульман. И он не допускал здесь ничего, кроме дозволенного шариатом. А кто приписывал ему нечто, противоречащее убеждениям людей Сунны и согласия из числа благочестивых предков уммы и ее алимов, тот лгал и клеветал, либо говорил то, чего не ведал” [43].

Из приведенных нами аргументов шейха Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба, его сподвижников и последователей, опровергающих измышления противников его Призыва в вопросе об обвинении в неверии, становится вполне очевидной здравость и правота убеждений как самого шейха, так и его последователей по этому вопросу, равно как и то, что их убеждения совпадают с убеждениями благочестивых предков, что они обвиняют в неверии лишь тех, обвинение в чей адрес оказывается законным и соответствующим тому, что предписывается Кораном и Сунной.

________________
[1] Образное название мусульман, которые, становясь на молитву, ориентируют свой взор на киблу (кыблу), т.е. в сторону Мекки, где расположена Заповедная мечеть вместе с Каабой и вмурованным в ее угол Черным камнем.
[2] Дополнительно см. упоминавшиеся ранее источники: «Да‘ват аль-мунавиин ли-да‘ват аш-шейх Мухаммад ибн Абдуль-Ваххаб», стр. 158; «Бухус усбу‘и аш-шейх Мухаммад ибн Абдуль-Ваххаб», ч.2, стр.66. См. также: «Мухаммад ибн Абдуль-Ваххаб – муслих мазлюм ва муфтара алейхи», стр.174.
[3] Осман ибн Муаммар – эмир Уяйны, выступавший покровителем Мухаммада Ибн Абдуль-Ваххаба в 1740-1745 гг.
[4] Мухаммад ибн Абдур-Рахман ибн Афалик аль-Ахсаи. – «Джаваб ибн Афалик аля радд Ибн Муаммар» (рукопись из Берлинской государственной библиотеки); цитируется по кн.: Абдуль-Азиз ибн Мухаммад Абдуль-Лятыф. – «Да‘ва аль-мунавиин ли-да‘ват аш-шейх Мухаммад ибн Абдуль-Ваххаб», стр. 58.
[5] Там же, стр.64.
[6] Там же, стр.66.
[7] Ахмад ибн Али аль-Басри. – «Фасл аль-хитаб фи радд далялят ибн Абдуль-Ваххаб», л. 165. (Рукопись находится в Отделе рукописей Центральной библиотеки Исламского университета имени имама Мухаммада ибн Сауда в Эр-Рияде).
[8] «Фасл аль-хитаб фи радд далялят Ибн Абдуль-Ваххаб», л. 165.
[9] Абдуль-Азиз ибн Мухаммад ибн Сауд – сын основателя первого Саудовского государства и второй правитель этой страны (правил в 1765 – 1803 гг.), при котором она достигла пика своего могущества. Убит в 1803 г. в мечети Турайф в столице страны, Дир‘ии, неизвестным фанатиком.
[10] Т.е. мусульман.
[11] Мухаммад ибн Мухаммад аль-Кадири. – «Рисалят фи-р-радд аля аль-ваххабийя» (в Отделе рукописей Университета имени Короля Сауда в Эр-Рияде), л.4.
[12] Алави ибн Ахмад аль-Хаддад. – «Мисбах аль-анам ва джала аз-залям фи радд шибх аль-бидий ан-недждий алляти удилля биха аль-анам. Издательство «Аль-амира», 1325 г.х., стр. 5.
[13] Хасан ибн Умар аш-Шатти. – «Рисалят исбат ас-сыфат», стр. 164.
[14] Али Наки аль-Лакнахури. – «Кашф ан-никаб ‘ан ‘акаид Ибн Абдуль-Ваххаб». Эн-Наджеф, Издательство «Аль-Хайдарийя», 1345 г.х., стр.52.
[15] Цитируется по книге: «Мисбах аз-залям» шейха Абдуль-Лятыфа ибн Абдур-Рахмана ибн Хасана, стр. 16.
[16] Ахмад ибн Зайни Дахлян – муфтий Мекки при последних османских султанах, враждебно настроенный к проповеди Ибн Абдель-Ваххаба, и написавший в 1880 г. книгу «Ад-дурар ас-санийя фи_р-радд ‘аля_ль- ваххабийя» (Сияющие жемчужины в качестве возражения ваххабитам), в которой пытается разоблачить идеи шейха.
[17] Дахлян, Ахмад Зайни. – «Ад-дурар ас-санийя фи_р-радди ‘аля_ль-ваххабийя». Каир «Мактабат аль-Халеби», 140 г.х., стр. 5.
[18] Джамиль Сидки аз-Захави. – «Аль-фаджр ас-Садик фи_р-радди ‘аля мункири ат-тавассули ва_ль-карамат ва_ль-хаварик». Каир, «Мактабат аль-Мулиджи», 1323 г.х., стр.19.
[19] Там же, стр.27.
[20] Цитируется по кн. шейха Абдуль-Азиза ибн Мухаммада Абдуль-Лятыфа «Да‘ват аль-мунавиин ли_да‘ват аш-шейх Мухаммад ибн Абдуль-Ваххаб», стр.167.
[21] Мухаммад Тауфик. – «Табйин аль-хакк ва_с-саваб би_р-радди ‘аля атба‘ Ибн Абдуль-Ваххаб». Дамаск., «Матба‘ат аль-Фейха», стр.8.
[22] Джавад Мугнийя. – «Хазихи хийя аль-ваххабийя», 1964, стр.111.
[23] Манфуха – оазис в Центральном Неджде.
[24] Собрание сочинений Шейха 189\5.
[25] Тармида – оазис на севере Неджда.
[26] Предыдущий источник, т.5, стр.25.
[27] О, Господь!
[28] Также он упоминает об этом в своем послании Абдаллаху ибн Сухейму, см. раздел 62\5.
[29] Административный глава Мекки.
[30] Собрание сочинений Шейха, 11\3.
[31] Предыдущий источник, 100\5.
[32] Там же, 36\5.
[33] Т.е. многобожниками.
[34] Сулейман ибн Сахман. – «Аль-хадийя ас-санийя ва_т-тухфа ан-надждийя» (Сборник посланий наиболее видных имамов и алимов Неджда). Издание дирекции Управления по делам научных иследований, фетв, пропаганды и наставления. 1403 г.х., стр. 49.
[35] Имамат – в самом общем смысле: верховное руководства мусульманской общиной, в котором сливаются власть светская и власть духовная.
[36] «Маджмуат ар-расаиль ва_ль-масаиль» («Сборник посланий и вопросов»), ч. 4, стр.574.
[37] Абдуль-Лятыф ибн Абдур-Рахман ибн Хасан Аль аш-Шейх. – «Минхадж ат-таасис ва_т-такдис фи кяшф шубухат Дауд ибн Джурджис». Бомбей, 1309 г.х., стр.65-66.
[38] «Маджмуат ар-расаиль ва_ль-масаиль…», 5/3.
[39] Там же, 3/449.
[40] Там же.
[41] Шейх Мухаммад Абдуль-Ваххаб и его последователи.
[42] Мухаммад Башир ас-Сахсавани. – «Сыянат аль-инсан мин васавис Дахлян». Эр-Рияд, «Матабиа Наджд», 1395
г.х., стр.485.
[43] Сулейман ибн Сахман. – «Аль-альсина аль-хидад фи радд шубухат Алюви аль-Хаддад», 2-ое изд., «Матабиа Эр-Рияд», 1376 г.х., стр.56-57.
Юсуф аль Ашари
 
Сообщений: 600
Зарегистрирован: 13 окт 2010, 13:35

Re: ЖИЗНЬ ШЕЙХА МУХАММАДА ИБН АБДУЛЬ-ВАХХАБА

Сообщение »

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

Итоги и влияние салафитского призыва шейха Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба, и примеры объективных характеристик, даваемых ему беспристрастными учеными


Всякий беспристрастный исследователь, изучивший жизнь шейха Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба и истинную сущность его призыва, а также искренние усилия членов рода Аль Сауд в его поддержку и защиту, не может отрицать, что салафитский призыв шейха явился призывом к пробуждению религиозного сознания, которое в свою очередь не замедлило оказать воздействие на жизнь исламского общества в политической, социально экономической и других областях.

Благословенный призыв Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба оказал влияние на многие подлинно исправительные движения, возникшие в исламском обществе впоследствии. Это, несомненно, – успешный призыв, коль скоро благородные цели, к которым он был устремлен, осуществились и он вернул исламскому и арабскому обществу утраченное сознание, пробудил угасавшие чувства, распахнул закрытые было двери разума, подвигнув мусульман изменить свой образ мышления и вернуться к мировоззрению и обычаям благочестивых предков. В результате во многих странах мусульмане вновь обратились к первоосновам ислама.

Очевидно, что успех призыва шейха Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба объясняется рядом причин и факторов, важнейшие из которых нам следует отметить, прежде чем говорить о его результатах и последствиях.

Важнейшие причины и факторы успеха салафитского призыва шейха Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба


1. – Сущность призыва. Призыв базировался на надежных основах и был устремлен к достижению высоких целей, причем основой его основ было единобожие, а главной целью – осуществление подлинного поклонения Аллаху Всевышнему, Всехвальному.

2. – Сила веры инициатора Призыва и искренность его намерений. Призыв, которому его инициатор шейх Мухаммад ибн Абдуль-Ваххаб отдал все свое сердце, возник как доброе начинание, чтобы затем быть претворенным в жизнь и достичь своего полного развития, широко распространившись среди людей. Ибо тот, кто стоял за таким начинанием, реализовывал его со всей силой убежденной устремленности к улучшению, сплачивая вокруг себя сподвижников в вере. Искренняя вера – самая яркая черта шейха Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба (да дарует ему Аллах Свою милость!), который проникся сознанием того, что все сферы жизни исламского общества были поражены гниением, но особенно – сфера религиозных убеждений, когда ислам перестал быть похожим на ислам. И он верил в то, что необходимо усердие, терпение и решительность для противодействия разложению и возвращения в исламское общество правды и чистоты путем доброго наставления и верного руководства.

Мухаммад Абдуль-Ваххаб был убежден в том, что состояние, в котором находились в его времена мусульмане, было наихудшим из тех, в которых когда-либо оказывалось их сообщество: ему реально грозила гибель в случае, если мусульмане, стремящие к исправлению, не начнут действовать, чтобы отвратить беду, и не направят людей на истинный путь религии Аллаха. Шейх-имам верил в то, что избавление от скверны, поразившей мусульман, не является невозможным делом, если за него возьмутся люди, призывающие к истине и отдающие ему все свои силы и усердие. Преисполненный такой веры, он смог привлечь к себе верных сторонников, которые поддержали его при жизни и заняли его место после его кончины.

3. – Сторонники салафитского призыва Мухаммада Абдуль-Ваххаба сделали все, что было в их силах, ради того, чтобы он имел успех и был услышан во всех концах земли – от Востока до Запада. Если бы не помощь Аллаха и не сподвижники, шейх, вероятно, не смог бы продержаться долго. Его знамя и при его жизни, и после его смерти несли сторонники призыва из рода Аль Сауд, не жалея ни своих средств, ни самих себя. История свидетельствует о том, что они вместе с другими недждийцами сделали все, что от них зависело, для защиты и поддержки салафитского призыва.

4. – Особенности социальной среды, в которой возник салафитский призыв. Благословенный салафитский призыв Мухаммада Абдуль-Ваххаба возник в Неджде, на самой благоприятной для него почве. Жители Неджда были просты, вели аскетическую жизнь, обладали мужеством, храбростью и отвагой, отличались способностью переносить великие трудности. Кроме того, этот регион был расположен вдали от османских властей, а также от влияния религиозных деятелей, суфийских лидеров и факихов различных мазхабов, занимавших официальные посты в Османском государстве и стремившихся оказывать противодействие исправительным движениям, опасаясь за свое положение и свои должности.

5. – Время возникновения призыва. Время начала призыва шейха Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба было наиболее подходящим для исправительной проповеди, поскольку именно тогда деформация религиозных убеждений и отклонение людей от праведного пути достигли своей наивысшей степени. Положение, в котором тогда оказались мусульмане, как никогда раньше нуждалось в исправлении, в строительстве исламского общества на его подлинных принципах, преданных забвению из-за невежества и заблуждений.

Таковы основные причины и факторы успеха салафитского призыва шейха Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба.

Ниже мы, с соизволения Аллаха, расскажем о расширении влияния призыва шейха Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба, начавшегося в Неджде, на весь Аравийский полуостров, а затем коснемся его распространения уже и во всем исламском мире.

Итоги и последствия призыва шейха Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба в Неджде, и на Аравийском полуострове в целом


Цели благословенного салафитского призыва, которые ставили перед собой инициировавший его шейх Мухаммад ибн Абдуль-Ваххаб и имам Мухаммад ибн Сауд и которые получили помощь и поддержку со стороны рода Аль Сауд в целом, были достигнуты; причем на практике благодатные результаты и благословенные последствия призыва не ограничились исправлением убеждений и религиозной сферой, но вышли за ее пределы, охватив все стороны жизни.

Этот благословенный призыв потряс недждийское общество и оказал на него сильнейшее влияние, покончив с распространившимися в Неджде суевериями и возродив, исчезнувшие было, нормы шариата, что обеспечило его жителям возможность вернуться к таухиду, очищенному от примесей многобожия и идолопоклонства.

Ниже следует более подробное изложение важнейших результатов и следствий призыва шейха Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба:

1.– Благословенный призыв полностью покончил с распространенными ранее в Неджде суевериями, связанными с почитанием могил и принесением им обетов, а также с почитанием некоторых деревьев. С исчезновением подобных суеверий возродилось применение норм шариата, что, кстати, имело место не в одном только Неджде. Аллах очистил от всех проявлений многобожия, греховных новшеств и суеверий все те регионы, в которых благословенный призыв приобрел авторитет и влияние.

2.– Салафитский призыв, с которым выступил шейх Мухаммад ибн Абдуль-Ваххаб, и которому оказали помощь и поддержку представители рода Аль Сауд, смог “создать совершенное исламское общество, приверженное исламу в своих убеждениях, соблюдении шариата и в образе жизни, строго соблюдающее такие внешние исламские обряды, как коллективная молитва, праздники, сбор закята вместо ранее принудительно взимавшихся налогов (ихава) и назначение специально уполномоченных для такой цели функционеров (амили) вместо налоговых чиновников, которых люди называли мытарями. Также были назначены судьи для разрешения тяжб между людьми, определены размеры выдачи средств из казны (бейт аль-маль), возрождены нормы судопроизводства по шариату Аллаха против того, что имело место накануне, когда часть местных жителей, особенно – из среды бедуинов, судились лишь по урфу [1]. В целом в общество вернулся исламский Закон, что обеспечило утверждение в стране безопасности и стабильности. Одновременно был возрожден институт юридических контролеров (мухтасибов), что выразилось в назначении для каждого населенного пункта, находившегося под юрисдикцией государства, мухтасиба, в задачу которого входило побуждение к соблюдению исламских норм поведения, контроль за рыночной торговлей и ценами и недопущение обвешивания и обмеривания.

Кроме того, шейх Мухаммад ибн Абдуль-Ваххаб учредил для мусульман бейт аль-маль, установил правила, упорядочивающие взимание средств, а также направления их выдачи и расходования [2].

3.– Одним из политических итогов благословенного призыва Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба явилось то, что ему удалось покончить с разрозненными соперничающими эмиратами и объединить бóльшую часть Аравийского полуострова. Как известно, Неджд до призыва шейха и поддержки, оказанной ему Саудидами, был “всего лишь историческим названием и книжным географическим понятием. Что же касается действительности, то о его единстве и даже самом существовании не приходилось говорить, поскольку он был раздроблен на множество мелких эмиратов и шейхств, каждое из которых было независимо от другого, а непрерывные войны между этими крошечными государствами были как бы неотъемлемой частью их жизни. И населенные пункты жили в постоянном страхе между открытым врагом, захватывавшим их с помощью силы, и вероломным союзником, захватывающим их с помощью обмана. Жители населенных пунктов не осмеливались без риска удаляться от родных стен, так как на дорогах их поджидали разбойники”.

Таково было состояние Неджда, походившее на новые версии историй о феодальных князьках, о которых повествовал еще ат-Табари [3]: “У каждого из них было маленькое княжество: замок, дома жителей, а вокруг – ров. А враг – близко. И у него такой же земельный надел. И один из них совершает набег на другого, а затем молниеносно возвращается назад" [4].

С началом салафитского призыва ситуация в Неджде изменилась коренным образом. Благодаря ему произошло объединение большей части Аравийского полуострова, в том числе Неджда, под властью единого исламского государства, а именно первого государства Саудидов, которое протянулось от Сирии на севере до Йемена на юге, от Красного моря на западе и до Персидского залива на востоке [5]. Именно на это обращает в первую очередь внимание шейх доктор Салих Фаузан аль-Фаузан, когда пишет, что одним из благодатных плодов благословенного призыва Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба явилось “создание исламского государства - государства Саудидов, оказавших помощь призыву и боровшихся ради него. И государство это продолжает (хвала Аллаху!) править согласно Божественному шариату, оберегать две Святыни [6] и активно помогать мусульманам повсеместно, во всех частях мира, в строительстве мечетей, мусульманских образовательных центров и в распространении исламского призыва» [7].

Последователи салафитского призыва утвердили для жителей Аравийского полуострова безопасность, стабильность и спокойствие, обеспечив юрисдикцию шариатского права для всех жителей государства, включая и запрет бедуинам чинить препятствия и незаконно присваивать себе средства паломников, направляющихся в Высокочтимую Мекку и Благословенную Медину для совершения обрядов хаджа» [8].

Таким образом, государство Саудидов, возникшее благодаря призыву к таухиду – благословенному салафитскому призыву, является «наилучшим среди всех государств в том, что касается шариатского правосудия и утверждения безопасности, справедливости и истинного знания, а также борьбы против сторонников греховных новшеств и уклонения с истинного пути, пресечения дерзких и бесстыдных поступков, обуздания тех, кто попирает моральные установления и преступает запреты» [9].

4.– Влияние салафитского призыва ясно проявилось в процессе религиозного и литературного возрождения. Благословенный призыв вывел умму из состояния спячки, обратил взоры к научным изысканиям, дискуссиям, опровержениям одних доказательств и доводов с помощью других, побудил людей к внимательному изучению Священного Корана, заучиванию наизусть многих его аятов, а также благородных хадисов – ведь и то, и другое является высшей целью, в арабских и исламских науках, которые неразрывно переплетены друг с другим; ведь все науки об арабском языке возникли лишь во имя служения Корану и Сунне, их правильного понимания. Поэтому необходимо было инициировать всеобъемлющее научное движение, равно как и процесс общего идейного возрождения.

“Явившись причиной пробуждения политической жизни, призыв шейха Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба стал и первой искрой, воспламенившей идейное движение после интеллектуального застоя и научного отставания, в которых долгое время пребывал исламский мир. Распространение основных положений призыва и их реализация вызвали значительный отклик как на Аравийском полуострове, так и за его пределами. Сторонники призыва разъясняли его истинную сущность и его основные положения, развенчивая вымыслы его противников и защищая его доводами и доказательствами.

В то же время противники не прекращали попыток покончить с призывом, упорно опровергали доводы его проповедников. Ситуация потребовала проведения совместных собраний, диспутов и дискуссий, заставляя обе партии обращаться к научным изысканиям и овладению знаниями, что стимулировало исламское духовное возрождение и активизацию научной деятельности, в чем мусульмане нуждались больше всего и что в дальнейшем привело к бурному духовному подъему, проявившемуся в различных сферах культуры и знания и отразившемуся в арабо-исламской литературе в виде многочисленных сочинений по различным областям исламских наук” [10].

“Движение единобожников, – отмечает шейх Ахмад аль-Каттан, – сумело распространить науку и знание среди различных слоев населения, а также сформировать превосходный слой богословов и людей знания, распространяя среди людей чистые знания шариата и его инструменты – тафсир, хадисы, таухид и фикх; сиру пророка, историческую науку и т.п. В итоге Дир‘ия стала местом притяжения для разнообразных наук, к которому отовсюду устремлялись ищущие знания. Науки распространились среди всех слоев населения, что породило меткое высказывание историков: “Пастух, пасущий стада в пустыне, повязал свою шею шарфом образования”.

Досточтимый шейх Абдуль-Азиз ибн Абдаллах ибн Баз (да помилует его Аллах!), резюмируя совершенное Мухаммадом ибн Абдуль-Ваххабом на пути салафитского призыва и те искренние усилия, что приложили Саудиды в деле его поддержки, защиты и распространения, выявляет те благодатные результаты и благотворное влияние призыва: “Шейх Мухаммад ибн Абдуль-Ваххаб (да пребудет с ним милость Аллаха!) разъяснил религию Аллаха, указав людям путь к единобожию и отвергнув те греховные новшества и суеверия, в коих погрязли люди. Он поставил их на путь истины, отвращая их от лжи и предписывая им одобряемое и запрещая порицаемое. Такова, вкратце, сущность его призыва (да пребудет с ним милость Аллаха Всевышнего!). В своих убеждениях он следует по пути благочестивых предков, веруя в Аллаха, Его Имена и Атрибуты, в Его ангелов и посланников, в Его Писания и в Последний день, в Его предопределение добра и зла. Он – на пути имамов ислама в единобожии Аллаха и в искреннем поклонении Ему, Всемогущему Великому, в подобающей вере в Имена Аллаха (слава Ему!) и в Его Атрибуты, без какого бы то ни было их умаления и уподобления Аллаха Его созданиям; в вере в Воскресение, в воздаяние по деяниям, в рай, ад и остальное. Преисполненный такой веры он, как и благочестивые предки, утверждал, что и значимость слов и дел может как увеличиваться, так и уменьшаться: увеличиваться с послушанием и уменьшаться с неповиновением Аллаху. Именно это и составляло его убеждения и его путь (да пребудет с ним милость Аллаха!), которых он придерживался вслед за благочестивыми предками в своих словах и делах, ни на шаг не отходя от их пути, и ни в коем случае не создавая никакого нового мазхаба или особого пути. Он только следовал по их пути – благочестивых предков из числа асхабов и тех, кто следовал за ними наилучшим образом, да будет доволен ими всеми Аллах!

Прояснив все это в Неджде и в его окрестностях, он и выступил со своим призывом. И тогда же на него ополчились его противники, с которыми ему пришлось вступить в борьбу, в итоге которой утвердилась религия Аллаха и победила истина. При этом он всегда оставался на позициях мусульман, говоря о том, что молитвы должны обрщаться только к Аллаху, предписывая одобряемое и отрицая запрещаемое. Поистине, шейх и его сторонники призывали людей к истине, вменяя ее им в обязанность, порицая и запрещая ложное, удерживая их от него и добиваясь их освобождения от него. Он не прекращал своих усилий в отвержении греховных новшеств и суеверий, пока Аллах (слава Ему!), внимая его призыву, не устранял их». [11]


Ниже суммируются три основные причины, вызывавшие враждебность к Мухаммаду ибн Абдуль-Ваххабу со стороны его оппонентов и их конфликт с ним:

Первая: отрицание шейхом многобожия и его призыв к единобожию.

Вторая: отрицание им греховных новшеств и суеверий, таких как возведение памятных сооружений над могилами и использование их в качестве мест поклонения и т.п., или таких как, например, маулиды [12], введенные в практику суфийскими группировками. Третья: шейх побуждал людей следовать одобряемому, вменяя им эту обязанность силой.

Тех, кто отвергал одобряемое, предписанное Аллахом как обязанность, он заставлял принять его и резко порицал их, если они отказывались. Он отвращал людей от порицаемого, удерживал их от него, устанавливая соответствующие наказания. Вменяя людям в обязанность истинное, он удерживал их от ложного. Благодаря этому распространилась истина, было сокрушено и подавлено ложное, а люди вступили на путь добра – на истинный путь: на базарах и в мечетях, во всех своих повседневных делах. Они расстались с греховными новшествами, а их страна освободилась от многобожия и от всего порицаемого. И всякий, кто имел возможность воочию познакомиться с их страной, с их жизнью и с их убеждениями, вспоминал, как жили благочестивые предки и во что они верили в эпоху самого Пророка (да благословит его Аллах и приветствует), во времена его асхабов и тех, кто последовал за ним наилучшим образом в наилучшие века – да пребудет с ними милость Аллаха!

Их примеру последовал народ, пошедший по их пути – пути терпения, стойкости и мужественной борьбы. Но позже, после того как не стало шейха Мухаммада, его сыновей (да пребудет с ними милость Аллаха!) и многих его сподвижников, ситуация начала меняться, пришли бедствия и испытания в войне с Османским и Египетским государствами, в чем подтвердилось речение Аллаха –Всемогущ и Велик Он: "Поистине, Аллах не меняет того,
что с людьми, пока они сами не переменят того, что с ними" [13]. Мы молим Аллаха – Всемогущ и Велик Он! – сделать то, что нанесло им вред, искуплением им и очищением от грехов, а также возвышением и свидетельством для тех из них, кто был убит, – да будет доволен ими Аллах и да пребудет с ними милость Его!

Их призыв – слава Аллаху! – продолжает звучать и распространяться вплоть до наших дней. Поистине, не прошло и нескольких лет после бесчинств египетских солдат в Неджде, чинивших там разбой и убийства, как вновь зазвучал и начал распространяться голос благословенного призыва. Всего спустя пять лет после тех бесчинств он зазвучал из уст имама Турки ибн Абдаллаха ибн Мухаммада ибн Сауда (да пребудет с ним милость Аллаха!), подхватившего его в Неджде и в сопредельных областях. По всему Неджду восстали люди знания, изгоняя из его селений и городов остававшихся там турок и египтян. Уже в 1240 г.х. призывом был охвачен практически весь Неджд, хотя еще начиная с 1233 г.х., когда была разорена Дир‘ия и разрушено государство Саудидов, для Неджда и его жителей наступило пятилетие анархии, разбоя и смут, продолжавшееся до 1239 г.х., когда мусульмане Неджда смогли сплотититься вокруг имама Турки ибн Абдаллаха ибн Мухаммада ибн Сауда, когда настало время истины, когда алимы начали обращаться со своими посланиями к жителям селений и городов, вдохновляя их призывом к религии Аллаха, когда, наконец, было покончено с долгим послевоенным состоянием междоусобиц и смут, виновниками которых были египтяне и их пособники. Между жителями Неджда прекратились раздоры и вооруженное противостояние, явившиеся следствием предшествовавшей войны, чье пламя угасло. На смену ему пришло торжество религии Аллаха, и люди вновь обратились к образованию, верному духовному наставлению, призыву и руководству, подобно разлившимся водам, что вернулись в свои берега. Общество вернулось в то состояние, которое отличало его во времена шейха, его учеников, его сыновей и сподвижников – да будет доволен ими всеми Аллах и да пребудет с ними милость Его. Хвала Аллаху! – с памятного 1240 г.х. и вплоть до наших дней звучит благословенный призыв в условиях верховной власти рода Саудидов, представители которого последовательно наследуют друг другу, и духовного окормления со стороны рода шейха430 и ученых Неджда, сменяющих друг друга на поприще призыва к Аллаху, джихада на Его пути, верного наставления и устремленности к истине.
_______________
[1] В целом урф – это синоним понятия адат, которым в исламе обозначается обычное право и которое и до сегодняшнего времени нередко еще бытует в качестве источника права наряду с нормами исламского закона шариата, данного в Священном Коране и Сунне, причем не всегда совпадая с ним и приводя в итоге к нередким и серьезным напряжениям в мусульманской среде.
[2] Абдаллах ибн Йусуф аш-Шибль. – «Аш-шейх аль-имам Мухаммад ибн Абдуль-Ваххаб – хайятуху ва дааватуху». Эр-Рияд, Изд-во Исламского университета имени имама Мухаммада ибн Сауда, стр.612-620.
[3] Абу Джа‘фар Мухаммад ибн Джарир ат-Табари (838-923) – арабский историк и богослов, автор знаменитого энциклопедического труда «История посланников и царей», который, по всеобщему признанию, считается одним из важнейших источников по древней и средневековой истории Арабского халифата до 915 года. Ат-Табари же принадлежит и многотомный комментарий к Корану, до сих пор считающийся одним из самых авторитетных и надежных. Наряду с историей и теологией оставил свой след в изучении арабской поэзии, лексикографии, грамматике, математике и медицине. Часть «Истории» переведена и на русский язык.
[4] «Тарих аль-биляд аль-арабийя ас-саудийя», ч.1, с. 3-4.
[5] Абдаллах ибн Йусуф аш-Шибль. –«Аш-шейх аль-имам Мухаммад ибн Абдуль-Ваххаб», с. 64.
[6] Мекку и Медину с расположенными в них главными святынями ислама.
[7] Из статьи шейха доктора Салиха Фаузана аль-Фаузана в журнале «Маджаллат аль-бухус аль-ислямийя» за № 16.
[8] Ахмад аль-Каттан. – «Имам ад-даава аш-шейх Мухаммад ибн Абдуль-Ваххаб». Эль-Кувейт, «Мактабат ас-
сандас», 1409 г.х., стр. 102.
[9] Ахмад ибн Хаджар. – «Аш-шейх Мухаммад ибн Абдуль-Ваххаб», стр. 102.
[10] Абдаллах ибн Йусуф аш-Шибль. – «Аш-шейх аль-имам Мухаммад ибн Абдуль-Ваххаб», стр. 64.
[11] Досточтимый шейх Абдуль-Азиз ибн Абдаллах ибн Баз. – «Мухаммад ибн Абдуль-Ваххаб – да‘ватуху ва сиратуху». Эр-Рияд, 1403 г.х., стр. 34-38.
[12] Мавлид – праздник по случаю Дня рождения Пророка Мухаммада (да благословит его Аллах и приветствует), постепенно вошедший в практику общественной жизни во многих странах исламского мира.
[13] Коран, Сура 13 – "Гром”, аят 11.
Юсуф аль Ашари
 
Сообщений: 600
Зарегистрирован: 13 окт 2010, 13:35

Re: ЖИЗНЬ ШЕЙХА МУХАММАДА ИБН АБДУЛЬ-ВАХХАБА

Сообщение »

Распространение призыва шейха Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба в исламском мире


Призыв шейха Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба распространился за пределами Неджда, после того, как в 1219 году хиджры государство Саудидов установило свою власть в Высокочтимой Мекке, и паломники из различных мусульманских стран, прибывавшие в нее, получили возможность непосредственно встречаться с алимами призыва истины, слушать их хутбы [1] и наставления. Равным образом они воочию могли наблюдать образ жизни подданных государства Саудидов, убеждаться в их приверженности Корану и Сунне. Часть паломников, проникнувшись призывом шейха Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба, начинала распространять в своих странах основные положения его призыва, выступая одновременно и против бытовавших там суеверий. Несомненно, что распространение исламского призыва в исламском мире имело целый ряд последствий, в том числе:

1.– Пробуждение исламской мысли, в котором так остро нуждался исламский мир и мусульмане, и ее возрождение в ряде исламских стран.

2.– Призыв стал одним из важнейших факторов развития патриотического сознания во многих исламских странах, находившихся под гнетом колонизаторов.

3.– В числе последствий повсеместного распространения благословенного салафитского призыва во многих мусульманских странах оказывалось свертывание и ослабление враждебных ему идей.

4.– Всеобщая поддержка, оказанная этому исправительному призыву во всех мусульманских странах мусульманскими учеными, ревностными в своей религии и своих убеждениях, и формирование основы, на которую опирались многие мусульманские реформаторы.

“Призыв Ибн Абдуль-Ваххаба, – отмечает аль-Аккад, – не был напрасным как на Аравийском полуострове, так и в других частях мусульманского мира – от востока до запада. Его призыву последовали многие паломники и люди, приезжавшие в Хиджаз, отчего его учение проникло в Индию, Ирак, Судан и другие отдаленные страны. Мусульмане поняли, что корень бед, обрушившихся на них, заключается в отходе от религии, а не в самой религии, и что им необходимо вернуть былую силу и твердость за счет отдаления от греховных новшеств и возврата к религии благочестивых предков с ее исконным содержанием” [2]. Далее он пишет: “Вскоре после того, как призыв Ибн Абдуль-Ваххаба прозвучал на Аравийском полуострове, он нашел отклик в Бенгалии: в 1804 году ему последовала религиозная группа аль-Фараидийя. Затем ваххабитский призыв нашел свой отклик со стороны сейида Ахмада аль-Барили в Пенджабе, который обязал своих последователей поднять оружие на борьбу против сикхов и руководил ими в боях, пока не погиб.

В том же XIX веке ваххабитский призыв прозвучал и в Бенгалии, привлекая ее жителей к исламу. Исследователь этого процесса Арнольд в своей работе «Призыв к исламу», касаясь его эволюции, пишет: “Движение призыва к исламу заметно активизируется в Бенгалии в XX веке, когда многие религиозные общества, участники которых восприняли влияние исправительного ваххабитского призыва, начинают направлять на места своих проповедников, которые, перемещаясь по этой провинции, очищали страну от остатков древних индуистских верований, пробуждая религиозный энтузиазм и распространяя среди неверных исламские воззрения [3].


Очевидно, что влияние призыва шейха Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба не ограничилось индийским субконтинентом. Он нашел отклик также на Яве и далеких островах Юго-Восточной Азии, известных сегодня как Индонезия. Несмотря на сильное сопротивление со стороны голландских колонизаторов, этот призыв смог широко распространиться там. Вот как комментирует те далекие события сэр Арнольд: “В 1803 году трое участников группы паломников-хаджи вернулись из Мекки на свой родной остров Суматру. Во время своего пребывания в священном городе они ощутили на себе глубокое воздействие ваххабитского движения, нацеленного на исправление ислама. В итоге и их охватило стремление к тому, чтобы внедрить основы этого исправительного движения среди своих соотечественников, чтобы организовать среди них самое чистое и ревностное религиозное движение. Они начали призывать к укреплению таухида, как это делали участники ваххабитского движения, объявили запретными обращения за помощью к святым, употребление вина, азартные игры и другие поступки, противоречащие Корану. И им удалось побудить присоединиться к их направлению как часть своих единоверцев, так и часть язычников” [4].

Когда восемнадцатый век подходил к концу, в Судане появляется новый исламский проповедник – шейх Усман Дан Фодио [5], который, совершив хадж в Высокочтимую Мекку, встретился там со многими последователями салафитского призыва и проникся его идеями. Возвратившись на родину, он обратился к людям с призывом шейха Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба, выступил против греховных новшеств и суеверий, широко распространяя ислам [6].

Касаясь его деятельности, сэр Арнольд пишет: “В конце XVIII века среди народности фульбе выдвинулся известный деятель – шейх Усман Дан Фодио, прославившийся как религиозный реформатор и проповедник-борец. Он отправился из Судана в Мекку для совершения обрядов хаджа и вернулся оттуда, полный воодушевления и энтузиазма в деле исправительного движения и призыва к исламу. На него оказали влияние ваххабиты, как раз набиравшие силу в то время, когда он посетил Мекку. И он подверг осуждению молитву о душах умерших и возвеличивание умерших святых, осудив даже чрезмерное возвеличивание самого Мухаммада. Одновременно он повел наступление против двух распространенных в Судане пороков – употребления вина и нравственной распущенности”.

В Йемене последователем Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба стал шейх-алим Мухаммад ибн Али аш-Шаукани (скончался в 1250 г.х.), который также призвал к таухиду и иджтихаду, к борьбе против греховных новшеств, равно как и против слепого следования таклиду [7]. На эту тему он написал трактат под названием «Аль-кауль аль-муфид фи хукм ат-таклид». Как и шейх Мухаммад ибн Абдуль-Ваххаб, аш-Шаукани находился под влиянием Ибн Таймийи, которому он посвятил специальный труд «Найл аль-аутар» с целью разъяснения сочинения великого шейха ислама – «Мунтака аль-аубар» («Кладезь знаний»). Влияние, оказанное на аш-Шаукани салафитским призывом, отразилось и в том, что, когда до него дошло известие о кончине шейха Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба, он посвятил ему касыду следующего содержания:

Мое сердце поражено этим, и изнутри меня сжигает огонь,
Я сражен этой утратой, поразившей меня в самое сердце,
Умер Столп знания, выдающийся человек высокой учености,
Центр, вокруг которого собирались самые достойные мужи,
Имам верного пути, побеждающий смерть и
разящий врагов,
Утоляющий жажду из источника знания и щедрости,
Имам всех людей, своего времени великий ученый,
мой образец для подражания,
Шейх шейхов, почтенный старец,
единственный по достоинствам своим.


Одним из наиболее видных алимов Йемена был эмир Мухаммад ибн Исмаил ас-Санаани, автор труда «Субуль ас-салям», являющегося разъяснением труда «Булюг аль-марам». Он призвал жителей Йемена к строгому таухиду и к отказу от поклонения многочисленным могилам праведников. О влиянии, оказанном на него салафитским призывом, можно составить представление по касыде, которую он направил шейху Мухаммаду ибн Абдуль-Ваххабу в Дир‘ию, славя в ней его призыв и подчеркивая его значимость. В ней же он выразил свою мечту о встрече с шейхом. Касыда содержит семьдесят четыре бейта, и в ней, в частности есть такие:

Мое приветствие Неджду и тому, кто в нем живет,
хотя от моего привета издалека и мало пользы,
Мухаммад, ведущий по верному пути к Сунне Пророка –
сколь замечательны и тот, и другой!
Весть радости дошла до нас о том, что он
своим начинанием возвращает нам священный шариат.


Если перейти к Ираку, то здесь мы обнаруживаем, что представители семейства аль-Алюси, посвятившие свою жизнь углублению исламского образования и воспитания в этой стране, писали о шейхе и его призыве, выступая в его защиту [8].

В Алжире же первым, кто принес в эту страну знамя салафитского призыва, был алжирский историк Абу Рувас ан-Насыри, общавшийся с учениками имама Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба во время хаджа. В итоге своих дискуссий с ними по самым разным вопросам, он прилюдно, в присутствии группы паломников, которую возглавлял тогдашний наследный принц Марокко, объявил о своем решении примкнуть к движению шейха [9]. Вернувшись в Алжир, Абу Рувас с похвалой отозвался о воззрениях шейха Ибн Абдуль-Ваххаба.

Салафитское направление в Алжире оказалось представленным и Обществом местных ученых-богословов во главе с Абдуль-Хамидом бен Бадисом (1305-1359), который с основами салафитского призыва также познакомился во время своего хаджа в Высокочтимую Мекку, где он встретился с последователями Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба. Основав свое общество на идейной основе главных салафитских установок, он призвал мусульман Алжира к духовному очищению от всякого рода греховных новшеств и суеверий, к иджтихаду с целью борьбы против слепого следования таклиду, к преодолению духовного застоя через углубленное изучение Священного Корана и Сунны Пророка (да благословит его Аллах и приветствует). [10]

В Египте основы призыва шейха Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба (да пребудет с ним милость Аллаха!) были положительно встречены шейхом Мухаммадом Абдо и Рашидом Ридой, которые защищали их в своих трудах. Но под особенно сильным влиянием призыва оказался, несомненно, египетский ученый Абдур-Рахман аль-Джабарти, считавший, в частности, что турки совершили большую ошибку, когда, выступив против шейха Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба и его сподвижников, побудили Мухаммада Али к войне против них [11].

В Марокко труды и взгляды шейха Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба оказали сильное влияние на Сиди Мухаммада ибн Абдаллаха, который в итоге выступил против суфиев, а также на Мулая Сулеймана [12], который выступил против суфийских завий [13], призывая к таухиду.

Таковы примеры распространения благословенного исправительного салафитского призыва в исламском мире, который, как подчеркивает доктор Абдаллах ибн Юсуф аш-Шибль, “в своем распространении не ограничился каким-то одним регионом, но положил начало широкому исправительному движению за утверждение ислама, очищение религиозных убеждений от замутняющих их греховных новшеств и суеверий, исправление неправедного образа жизни, а в конечном счете – за основание исламского государства и формирование благочестивого правительства, следующего исламу в своих идейных основах, в законодательстве, в политической линии и образе жизни, придерживающегося установлений и предписаний шариата, умножающего благоденствие, безопасность и стабильность для своего народа, исходя из своей убежденности в осуществлении обещанного Аллахом” [14].

Таким образом, призыв шейха Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба (да пребудет с ним милость Аллаха!) оказал воздействие на многие исламские страны в Азии и Африке, пробудил арабо-мусульманское сознание, дав мусульманским народам идейное основание и повод для активного действия благодаря четкому разъяснению истинной сути ислама в том виде, как она была открыта Аллахом Всемогущим Великим Пророку Мухаммаду (да благословит его Аллах и приветствует), явившемуся Божьей милостью [15].

Далее мы приведем лишь несколько высказываний беспристрастных ученых из числа мусульман и немусульман относительно салафитского призыва и его инициатора:

Мухаммад Курд Али – сирийский богослов, автор исследовательской работы «Корень ваххабизма», завершает свой труд следующим выводом: “Кто же Ибн Абдуль-Ваххаб, как не проповедник, который увел их от заблуждения и привел к чистой вере? И если среди них и возникала излишняя суровость, то она проистекала от их бедуинского происхождения. Редко можно увидеть среди мусульман людей, которые были бы столь же набожными, искренними и преданными вере. Мы долгие годы наблюдали за их знатью и простолюдинами и не заметили в них ни малейшего отхода от ислама...” [16].

Таха Хусейн: “Я уже говорил, что это направление – новое и старое одновременно. Оно новое для современников, но в сущности – старое, ибо является не чем иным, как могучим призывом к чистому исламу, очищенному от примесей многобожия и язычества. Это – призыв к тому исламу, к которому призывал Пророк (да благословит его Аллах и приветствует), всецело отдаваясь ему и устраняя какого бы то ни было посредника между Аллахом и
людьми”.


Хафиз Вахба [17] в своей работе «Аравийский полуостров», давая характеристику Мухаммаду ибн Абдуль-Ваххабу, пишет: “Реформатор-обновленец, он призывал к возвращению к истинной вере. У шейха Мухаммада не было ни какого-либо особого учения, ни каких-либо особенных взглядов. Все то, чего придерживаются жители Неджда, полностью соответствует мазхабу имама Ахмада ибн Ханбаля (да пребудет с ним милость Аллаха!), что же касается их доктрины, то в ней они следуют примеру благочестивых предков, выступая против тех, кто относится к ним враждебно”.

Аз-Зирикли [18] в седьмой части своей книги «Столпы», рассуждая о шейхе Мухаммаде ибн Абдуль-Ваххабе, пишет: “Его призыв был первой искрой нового возрождения во всем исламском мире, влияние которого испытали на себе подвижники исправительных реформ в Индии, Египте, Ираке, Сирии и других странах”.

Мухаммад Рашид Рида, говоря о шейхе Мухаммаде ибн Абдуль-Ваххабе, писал: “Он выступил с призывом к чистому таухиду и искреннему поклонению одному лишь Аллаху в соответствии с предписанным самим Аллахом в Его Книге [19] и в слове Его Посланника (да благословит его Аллах и приветствует) – Последнего из Пророков, а также к отходу от греховных новшеств и неповиновения [20], к утверждению обрядов ислама, ранее не соблюдавшихся, и соблюдению исламских запретов, ранее нарушавшихся”

Абдуль-Мутаали ас-Саиди, говоря о шейхе Мухаммаде ибн Абдуль-Ваххабе и его последователях, писал: “Они стали призывать к тому же, к чему ранее призывал Ибн Таймийя, – к единобожию, к поклонению одному лишь Аллаху, к осуждению обращений с мольбами к обитателем могил и гробниц, к осуждению практики обращения за помощью к Аллаху через посредничество святых и пророков ради исполнения собственных желаний”.

“Начало деятельности шейха Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба в его собственной стране отличалось постепенностью и осмотрительностью, и лишь позже, не сразу, он стал рассылать свои послания правителям Хиджаза и других областей”.


Доктор Мухаммад ‘Ид Мады в книге «Нынешняя ситуация в исламском мире» пишет: “Религиозный реформатор и исламский лидер Мухаммад ибн Абдуль-Ваххаб в середине двенадцатого века Хиджры стал призывать к исправлению религиозных убеждений, возврату к истинным основам ислама и распространению их вновь среди жителей Неджда”.

Доктор Дия ад-Дин ар-Раис, профессор исламской истории в Каирском университете: “Основные принципы ваххабитского призыва состоят в очищении понятия единобожие от явных и скрытых примесей многобожия, в искренней приверженности религии Аллаха, в отказе от обращения за помощью не к Аллаху, в отказе от чрезмерного возвеличивания Посланника Аллаха, то есть такого, которое выходит за рамки человеческой природы, а также в определении смысла той посланнической миссии, которая была возложена на него”.

Профессор Аббас аль-Аккад в книге «Ислам в двадцатом веке», посвященной исследованию призыва шейха Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба, говорит следующее: “Из жизнеописания шейха Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба становится ясно, что в ходе реализации своей миссии он встретил затруднения и сложности, подобно тому, кто обращался бы с призывом к глухим. Ведь люди пребывали в невежестве и полагались на то, что не может принести ни пользы, ни вреда, применяя неверные способы и выбирая неверные цели. Бедуины долгое время жили, веря в талисманы и амулеты, россказни предсказателей и звездочетов, отказываясь от верного наставления, прибегая к выдумкам колдунов и шарлатанов, надеясь на исцеление с их помощью от недугов и избавления от эпидемий. И мусульманским проповедникам надлежало отвадить их от подобного невежества. Благодаря им, подхватившим салафитский призыв, удалось в конечном счете отвратить бедуинов от всякого рода греховных новшеств и суеверий”.

Историк Абдур-Рахман аль-Джабарти, который также занимался изучением исправительного призыва, с которым выступил шейх Мухаммад ибн Абдуль-Ваххаб, пишет: “И люди начали разносить весть о шейхе Мухаммаде ибн Абдуль-Ваххабе, причем их мнения о нем разделились. Были среди них те, кто объявлял его хариджитом, а были и те, кто говорил обратное. Тогда-то и появилось послание от самого шейха или одного из его сыновей, в котором разъяснялись его убеждения”.

“Я утверждаю, – заключает Джабарти, перечислив воззрения шейха – что коли дело действительно обстоит так, то это как раз и есть наша вера в Аллаха, квинтэссенция таухида” [21].

Ахмад Амин: “Очевидно, что Мухаммад ибн Абдуль-Ваххаб познакомился с трудами Ибн Таймийи в процессе изучения салафизма. Его взгляды произвели на него столь сильное впечатление, что он не просто усердно штудировал его труды и послания, но еще и собственноручно их переписывал. В Британском музее хранятся некоторые послания Ибн Таймийи, записанные рукой Ибн Абдуль-Ваххаба. Подобно своему великому предшественнику, он призывал к отказу от греховных новшеств, к обращению за помощью или заступничеством к одному лишь Аллаху, а не к шейхам и святым или к их могилам, посещение которых допустимо только в знак памяти и уважения, но для молитв о заступничестве. Призыв Ибн Абдуль-Ваххаба был войной против всех тех греховных новшеств, что возникли после первоначального ислама: никаких собраний для празднования маулида [22], никаких торжеств по случаю посещения могил; женщинам нельзя участвовать вместе с мужчинами в похоронах; недопустим зикр [23] с пением и танцами. И нельзя испрашивать благословения у махмаля [24], прикасаясь к нему и устраивая по этому случаю великий праздник. Ведь он – всего лишь деревянная конструкция, не приносящая ни пользы, ни вреда. Все это противоречит истинному исламу и должно исчезнуть. Мы должны вернуться к исламу в его первоначальной простоте, чистоте и единстве – к связи раба Божьего со своим Господом без какого бы то ни было посредничества, в чем и заключен высший смысл принципа “Нет божества, достойного поклонения, кроме Аллаха!” [25].

Стюард. Наряду с арабскими мыслителями, исследованием призыва шейха Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба занимался и ряд западных востоковедов, которые в большинстве своем приходили к позитивным выводам относительно его глубинной сути. Лотроп Стюард в своей работе «Нынешнее состояние исламского мира» говорит: “В двенадцатом веке Хиджры исламский мир достиг наибольшей степени упадка и ослабления. Небо над ним потемнело, и мрак окутал все его уголки и пределы. И вот, в то время как исламский мир погружен в сон и пребывает в смятении и мраке, в сердце пустыни на Аравийском полуострове – колыбели ислама – раздается призывный голос, пробуждающий правоверных и зовущий их к исправлению и возвращению на верный, праведный путь. Это был голос знаменитого реформатора Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба, который разжег огонь ваххабизма, чье пламя вспыхнуло и разгорелось, побуждая мусульман к духовному исправлению и возвращению
славы истинного ислама” [26].


Известный востоковед Брокельман: “Вернувшись в свой родной город, Мухаммад ибн Абдуль-Ваххаб начал работать над тем, чтобы вернуть исламской доктрине и исламской жизни их изначальную чистоту” [27].

Уилфред Кантоль, приводя мнение профессоров канадского Мак-Йельского университета: «Мухаммад ибн Абдуль-Ваххаб прежде всего говорил: “Я хочу, чтобы вы жили согласно исламскому шариату, то есть чтобы вы были мусульманами, а это – не та чисто сентиментальная болтовня и та напыщенность, с которыми выступают суфии. Основа ислама – шариат. И если вы хотите быть мусульманами, вы должны жить согласно предписаниям
шариата”» [28].


Авторы книги «Исламская точка зрения»: “Столетиями ислам оставался как бы неподвижным, пока в восемнадцатом веке возникновение ваххабизма не проложило дорогу для других реформаторов – с более обширным кругозором и более широкими подходами к новым идеям”. [29]

Бернард Льюис: “Во имя ислама, свободного от всяких примесей – того, что преобладал в первом веке Хиджры, Мухаммад ибн Абдуль-Ваххаб призвал к отказу от всех последующих добавлений в области доктрины и обрядов, считая их греховными новшествами и суевериями, чуждыми истинному исламу”. [30]

Гольдциер в книге «Доктрина и шариат»: “Каждый, кто стремится дать оценку исламским явлениям, должен рассматривать ваххабитов в качестве сторонников религии ислама в том виде, в каком основал ее Пророк и его сподвижники. Стремление и цель ваххабитов – возврат к исламу в том виде, каким он был изначально”.


И в заключении мы воздаем хвалу Аллаху – Господу миров!


_____________________
[1] Хутба – в самом общем значении ‘речь, проповедь, публичное выступление богослова’. Понятие хутбы в мусульманском обрядовом ритуале появилось со времен проповедей самого Пророка Мухаммада (да благословит его Аллах и приветствует), о чем свидетельствуют его жизнеописания и многочисленные хадисы. В специальном терминологическом употреблении хутба означает совершаемую по особым правилам обязательную проповедь во время коллективной пятничной молитвы, в дни двух главных мусульманских праздников и по особым случаям (затмения, засухи и т.п.).
[2] Аббас Мухаммад аль-Аккад. – «Аль-ислям фи-ль-карн аль-ишрин», стр. 86.
[3] Томас Арнольд. – «Призыв к исламу», стр. 239.
[4] Призыв к исламу, с. 242.
[5] Усман дан Фодио – родом из Мали; его движение привело к образованию обширного государства Сокото в начале XIX в. Под словом «Судан» подразумевается часть Африки к югу от Сахары в ее западной части (т.е. совр. Мали, Гвинея, Сенегал и т.д.).
[6] Ахмад Абдуль-Гафур аль-Аттар. – «Мухаммад ибн Абдуль-Ваххаб», стр. 213.
[7] Таклид – следование позиции авторитетного представителя того или иного богословско-правового толк (школы) при рассмотрении конкретных вопросов жизни мусульманского общества.
[8] Даават аш-шейх Мухаммад ибн Абдуль-Ваххаб ва асаруха фи-ль-алям аль-ислямий, стр. 83.
[9] Абдуль-Халим Увейс. – «Асар аль-имам Мухаммад ибн Абдуль-Ваххаб фи-ль-фикр аль-ислямий аль-ислахий би-ль-Джазаир». Египет, «Дар ас-сахва», 1405 г.х., стр.13.
[10] Мухаммад ас-Салман. – «Даават аш-шейх Мухаммад ибн Абдуль-Ваххаб», с. 95.
[11] Подробнее об этом см.: Бухус усбу аш-шейх Мухаммад ибн Абдуль-Ваххаб. ч. 2, с. 320-327.
[12] Мулай Слиман (Мулай Сулейман) – султан Марокко (1793-1822 гг.).
[13] Завия, или завийа [букв. ‘угол(ок)’] – первоначально этот термин означал какое-либо так или иначе обособленное место в пределах мечети или даже отдельное помещение при ней, где шло обучение грамоте и кораническим наукам. Со временем так стали называть келью, обитель мусульманского мистика (суфийского шейха), в которой он выступал с проповедями и обучал своих мюридов (учеников).
[14] Подробнее о распространении призыва шейха Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба см. статью доктора Абдаллаха
ибн Йусуфа аш-Шибля в журнале «Маджаль ад-дара», №4, 1399 г.х., стр. 32-34.
[15] Перифраз аята Мы направили тебя Посланником лишь как милость для миров! – Коран, Сура 21 – “Пророки”, аят 107.
[16] Мухаммад Курд Али. – «Аль-кадим ва-л-хадис», стр. 120.
[17] Хафиз Вахба – египтянин, проведший почти 50 лет на службе у саудовских королей; так, он был доверенным лицом Ибн Сауда на дипломатических переговорах, занимал важные административные посты в Хиджазе после его завоевания, возглавлял департамент просвещения, был саудовским послом в Лондоне. Оставил в своих мемуарах ценные сведения об эволюции саудовского общества.
[18] Хайр ад-Дин аз-Зирикли – автор четырехтомника «Аравийский полуостров в эпоху Абдуль-Азиза» (1970 г.), представляющего собой богатое собрание фактических сведений самого разного характера. Автор долгое время служил в министерстве иностранных дел Саудовской Аравии; его перу принадлежат и другие работы.
[19] Т.е. Священном Коране.
[20] Аллаху и Пророку Мухаммаду (да благословит его Аллах и приветствует).
[21] «Аджаиб аль-Асар», т.3, стр.372.
[22] Напомним, что речь идет о Дне рождения Пророка Мухаммада и его праздновании, вошедшем в практику многих мусульманских регионов.
[23] Зикр (букв.“поминание”) – мусульманский термин с необычайно широким спектром смыслов, начиная от индивидуального или коллективно организуемого “прославления Бога” и вплоть до образного названия Священного Корана, например: “аз-зикру-ль-хаким”.
[24] Махмаль (букв. ‘носилки’, ‘паланкин’) – паланкин с расписанным Кораническими аятами покрывалом и другими дарами для Каабы.
[25] Ахмад Амин. – «Зуама аль-ислах», стр. 17.
[26] «Нынешнее состояние исламского мира», ч. 1.
[27] «История мусульманских народов». Перевод доктора Набиха Амина и Мунира аль-Бальбеки.
[28] «Ислам в западном представлении». – Перевод на арабский Исхака аль-Хусейни.
[29] По книге Ахмада Али «Аль Сауд», стр. 215.
[30] Арабы в истории. Перевод: Набих Амин и Мухаммад Сейф Заид.
Юсуф аль Ашари
 
Сообщений: 600
Зарегистрирован: 13 окт 2010, 13:35

Re: ЖИЗНЬ ШЕЙХА МУХАММАДА ИБН АБДУЛЬ-ВАХХАБА

Сообщение »

Ас-саляму алейкум
Альхамдулиллях, субханаллах. Давно искал истины насчет ибн Абдуль-Ваххаба. Спасибо Ахи. Баракаллаху фикум.
Мухаммад абдуш-Шафи
 
Сообщений: 22
Зарегистрирован: 19 фев 2014, 14:45

Пред.

Вернуться в Об ученых

cron